БЛАГОУСТРОЙСТВО. ПО ТУ СТОРОНУ ЗАБОРА

В нашу редакцию поступила информация о том, что в деревне Прудищи, недалеко от Борисова, сложилась весьма интересная ситуация. Местные жители говорят, что бывший заместитель начальника борисовской милиции со своим соседом армянином, поселившись в деревне, начали создавать «райский уголок»: захватили землю у реки возле своих участков, перекрыли проход по этой территории и хотят лишить жителей деревни единственного источника хорошей, криничной воды.

О ТОМ, ЧТО ПИСТОЛЕТОМ МАХАЮТ И КОРОВЫ ВОНЯЮТ

В деревне меня ждали с самого утра. Оперативно было проведено небольшое сельское собрание, на котором присутствовали пять человек. Собрание проходило в доме Сергея Дешкевича. Ему первое слово: «Будучи в должности заместителя начальника милиции Анатолий Ходасевич добился свободного участка у речки в нашей деревне и построил там дом. Потом началось «освоение» речки. Ходасевич построил забор, никого через него не пускает, огородил берег реки. Своим забором он перекрыл дорогу. Постоянно, сколько себя помню (54 года), местные жители ходили по ней. Теперь вот уже лет семь не ходим. Как-то на мотоцикле хотел проехать, так он с пистолетом пьяный выбежал и говорит: застрелю. Он тогда еще при должности был».

Его перебивает Светлана Стасевич: «Ходасевичи построили дом, но двора как такового у них не было. Они жарили шашлыки прямо возле дороги. А люди-то ходят, мешают им, коровы ходят, они говорят: уберите вы своих коров, они же воняют... А как же они думали: в деревне жить и чтобы коров не видеть?! Решили огородиться забором. Мы боролись, писали. Но Ходасевич собрал подписи, что местные жители не против этого забора, пообещав нам, что там будет всегда открытая калитка, ходите, когда хотите. Но когда подписи были собраны, он калитку закрыл и повесил на нее навесной замок. Туда уже и не ходим, потому что или матом обложат, или пистолетом помахают, или собака покусает. Вскоре соседа к себе подселил, армянина. Они теперь вместе все делают. Шлагбаум вот поставили, вбили в землю жерди для второго забора, сняли плодородный слой почвы у нашей криницы для своего огорода, а на его место насыпали гравий. Мы добились того, что председатель сельсовета провела собрание, на котором мы все решили, что никакого второго забора и шлагбаума у нас тут не будет. Армянин вынужден был все это убрать. После этого он начал на дорогу, которая подводит к кринице, класть бревна, чтобы туда никто не ездил и не ходил. Дело в том, что криница – это временами единственный источник воды. Водопровод часто не работает, в колодце вода мутная, с песком. Мы начали звонить по всем инстанциям, начиная с райисполкома, заканчивая сельсоветом. Приезжала комиссия, армянин им показывает: вот я тут криницу облагородил. Он облагородил?! Да это же мой отец с мужиками и сделали все! В общем, комиссия сказала, что у них все в порядке. В комиссию входили два инспектора и главный по окружающей среде. Недели через две, в субботу, приезжает машина «охрана природы». Я мужу говорю: вот приехала к Ходасевичу охрана природы, сейчас, наверное, разбираться будут. Муж мой пошел за водой и говорит: «Света, они там в бане парятся и в речке купаются...»

В августе написали заявление, отправили в сельсовет, ответа до сих пор ждем».
После беседы местные жители решили показать мне этот «райский уголок». Дома бывшего милиционера и армянина стоят у самой реки. Слева – деревня, справа – мост через реку. У дома армянина вкопана табличка с надписью: «ВНИМАНИЕ! ОХРАНЯЕМАЯ ТЕРРИТОРИЯ!».

– Для них специально вкопано. А видите, машина на берегу стоит. И армянина, и милиционера. А вон и Ходасевич появился...

О ТОМ, ЧТО И КАК ВЫДЕЛЯЕТ ВЛАСТЬ

Анатолий Ходасевич работал участковым, в уголовном розыске, начальником уголовного розыска, заместителем начальника милиции. Ушел в звании подполковника.

– Жители деревни говорят, что вы землю захватили.
– Проработав на такой должности столько лет, я, наверное, чего-то заслужил, уважения какого-то. И меня все уважают. Но эта деревня – змеиное гнездо. Я землю не захватил, мне власть ее выделила.

– Получается, земля ваша до реки?
– Нет, ну, по забор. Подождите. Земля мне выделена государством. Приезжал сюда проверять законность моего строения председатель райисполкома. В свое время здесь была такая вот колея по колено, здесь ходила всякая дрянь, берег рушился. Хотите, документы вам предъявлю? (Документы он так и не показал, ключ от сейфа не смог найти – прим. автора)

– Я начал строиться. Моя жена со слезами, с плачем весной эти рвы закапывала. Я вообще не думал, что буду здесь жить. Построил дачу. Однажды огромный ливень смыл весь берег. К гаражу проезда не было. Я привез плиты, привез шесть «КаМАЗов» камней. Перед этим я прошел по соседям и сказал: товарищи, давайте укреплять берег. Меня послали на три буквы и сказали: это твой берег, ты его и укрепляй. Я это сделал. Начал садить деревья вдоль берега. С той стороны (противоположный берег – прим. автора) сухие деревья я выпилил, здесь выпилил, посадил все, что можно было.

– А забор зачем поставили прямо до реки? Там же дорога раньше была, местные ходили по ней.
– Четыре года тому назад меня обокрали. На пять с половиной тысяч долларов. Я запретил там проезд, потому что коль вам берег не нужен, так у вас дорога есть. Так вот, когда меня обокрали, я обратился в исполком, в прокуратуру. Мою кражу не раскрыли.

Пройдите по берегу и посмотрите, что я плохого сделал? Облагородил, цветы посадил, все красиво! И людей вдруг начала жаба давить: почему у меня лучше, чем у них. Стали писать. Приехали ко мне председатель райисполкома, председатель райсовета. Из президентской команды человек приехал. Он посмотрел, стал на меня «наезжать», а потом говорит: знаете, а вы правы, красиво у вас все сделано. Председатель райисполкома согласился со мной, он сказал так: вообще, этот дом надо снести, снести в целом...

– Какой? Этот?
– Этот, мой. Но мы его не имеем право снести, потому что государство вы¬дало документы. Коль он построился, значит, он должен пользоваться землей, как положено. Здесь сосед у меня купил дом, начал облагораживать тер¬риторию. Раньше здесь рос бурьян, сухие деревья стояли, к этому роднику пройти невозможно было. Пляжа не было. Он где-то порядка восьми-девяти ма¬шин привез песка. Засыпал, посеял траву, убрал сухие деревья. Только посеет траву, выгоняют коров – она вытаптывается. Поставил забор... да какой там забор – только жерди, чтобы коровы не ходили. Они делают все во вред. Здесь, понимаете, деревня такая... Конечно, есть и неплохие люди. Но три-четыре семьи, вот которые ходили за вами следом, это – подлые люди. Три-четыре человека – это быдло. Вы же радуйтесь, мой сосед сделал пляж. Купайтесь, люди!

Бывший милиционер решил показать мне, как можно обойти его дом и не использовать при этом ту дорогу, которую он перегородил забором.

– Я же никому не запрещаю, ходите, ради Бога, – говорит он. – Только, знаете, доходило до каких маразмов? Приезжает один и говорит: можно у вас машину на берегу помыть? Как будто там речки дальше нет. Нет, надо приехать ко мне. Я ж не для себя, для людей. Вот калитка, если надо кому-то... а здесь ходить не обязательно, понимаете. Ходить можно и там. Сейчас я открою калитку. Я сделал калитку для нормальных людей, а для подонков тут прохода не было и не будет, – достает из кармана ключ и открывает замок на калитке.

– Так, а как люди будут проходить, если ключ у вас?
– Сейчас покажу. У меня есть документ сельского совета, запрещающий здесь проезд. Около моего дома, где я поставил забор. Потому что здесь нарушена крепость берега. Сейчас у меня есть документ о том, что скот выпасать около жилого дома нельзя. А они хотят здесь пасти коров. Я землю не захватил, нет. Если бы с двух сторон отгородился – да, был бы захват земли. А я здесь навел порядок. Ради Бога, пускай люди приходят отдыхать. Люди, но не те, которые «писатели», привыкшие в грязи жить.

Анатолий Ходасевич показал мне другую дорогу, которая огибает его дом. Вот по ней он и предлагает ходить местным жителям.
– Делайте свои выводы. Если одна сволота завелась, мешает нормальным людям жить, не идите же и вы у них на поводу!

Вот такая вот ситуация в деревне Прудищи, что неподалеку от Борисова. Кто тут прав, а кто виноват – решать не мне. Я лишь выразил мнения двух сторон, которые, живя вместе, не могут договориться.

Мы попросили начальника землеустроительной и геодезической службы Борисовского района Сергея ДРУГОКОВА прокомментировать постройку забора Ходасевичем: – Там просто перегорожен проход вдоль реки. Подойти к забору можно с обеих сторон, но сквозного прохода там нет. Если он поставит второй забор, загородит проход полностью, то мы займемся этим вопросом, составим протокол и заставим освободить проход. В этой деревне уже была ситуация, когда со второй стороны поставили шлагбаум. Мы выезжали, разбирались, в результате шлагбаум убрали. Теперь участок общедоступен. А что касается постройки Ходасевичем дома, то это определяется проектом водоохранных зон рек. И это касается новых построек. Насколько я знаю, дом Ходасевича построен давно. Но, дело в том, что Сха – не очень большая река. Поэтому водоохранная зона там составляет около двадцати метров.

ОТ РЕДАКЦИИ: данный комментарий не внес ясности в ситуацию в деревне Прудищи. А как же табличка на берегу с 50-метровой природоохранной зоной? Где документы, подтверждающие правоту какой-либо стороны? Как на эту ситуацию реагируют местные власти и природоохранные организации? Осталось еще много вопросов, требующих компетентного ответа. Читайте в следующих номерах «ЭН» продолжение темы.

Оставить комментарий