ПРАВО НА ПРОТЕСТ. “НЕ РУБИТЕ, МУЖИКИ!”

18 октября в редакцию «ЭН» позвонили встревоженные жители дома № 45 по ул. К.Маркса и сообщили о том, что на территории двора Дома офицеров в г. Минске идет массовая вырубка деревьев. Работники сказали, что они сотрудники «Зеленстроя» Ленинского района и, согласно проекту Мингорисполкома, на месте расположенной там спортивной площадки будет построено новое здание – крытые теннисные корты и автомобильная стоянка для посетителей. Мы решили разобраться, как соблюдается в данном случае наше право на участие в принятии столь важного решения и какое кому до всего этого дело.

«УВАЖАЕМЫЕ СОСЕДИ!»

Листовка с таким обращением появилась 19 октября более чем в ста квартирах соседних с Домом офицеров домов. В ней, в частности, говорилось: «Вчера на территории, прилегающей к нашему двору, начали вырубку деревьев. Чиновники оправдывают свое решение заботой о нуждах бюджета и развитии спорта. Но где же логика? Корты будут платными, и пользоваться ими смогут одновременно только четыре человека, а сейчас на площадке десятки детей играют в футбол, причем совершенно бесплатно. Строительство ангара с теннисными кортами нанесет уникальному архитектурному ансамблю Дома офицеров большой урон, вид на дворовый фасад будет навсегда перекрыт. Из окон наших домов вместо прекрасных деревьев, будет видна сначала стройка, а потом некое непонятное сооружение, проект которого еще даже не утвержден. И все это ради двух теннисных кортов. Много ли денег сможет заработать на них городской бюджет, многие ли смогут позволить себе поиграть там в теннис? Не говоря уже о том, что с появлением спортивного комплекса машин в перегруженном транспортом дворе соседнего жилого дома станет еще больше. Чиновники принимают судьбоносные для облика города решения, не учитывая мнение людей, пользуясь нашим безразличием и пассивностью. Пора и нам высказать свое мнение! Призываем всех неравнодушных потребовать прекратить вырубку деревьев, а вместо строительства чужеродного для архитектурного ансамбля ангара с кортами предложить городским властям благоустроить существующую спортивную площадку и восстановить дворовый фасад Дома офицеров». Далее тем, кого волнует эта проблема, предлагалось собраться и обсудить возможные совместные действия.

СКОЛЬКО ГОЛОВ У МЭРА?

В субботу собравшиеся жильцы приступили к обсуждению. Выяснилось, что добытая к тому дню информация скудна и противоречива. Так, например, в Департаменте по охране памятников архитектуры один чиновник заявил: «…Мы эти материалы только рассматриваем. И мне трудно что-либо сказать. Мы несколько раз возвращали этот проект и как раз сегодня (21 октября) нам прислали еще один вариант, который мы тоже будем рассматривать. Территория за Домом офицеров в список охраны памятников старины не включена, а только сам Дом…» А другой начальник добавил: «Сейчас идут предпроектные разработки. Окончательного заседания по этим вопросам еще не было. Наших возражений о строительстве там кортов или каких-то площадок спортивного характера нет. Они не затрагивают интересы объектов, входящих в государственный список». Председатель Комитета по архитектуре и градостроительству Мингориспокома Руслан БЕЛОГОРЦЕВ заверил, что все делается на благо людей, и без сомнения минчане будут благодарны, когда все закончится. А в Минприроды предложили выяснить, как все происходящее соотносится с Орхусской конвенцией. Вот так – проект еще не утвержден, а 15 огромных деревьев уже спилили. А если еще передумают строить? Ведь говорил Президент мэру г. Минска Павлову во всеуслышание: «За каждое срубленное дерево – ответите головой!» Так сколько же голов у мэра? В общем, не на шутку обеспокоенные создавшейся ситуацией люди решили разослать письма-запросы и жалобы в разные компетентные органы и учреждения. В ожидании ответов мы попробовали выяснить, как сочетается «сюрприз» нового строительства с правами граждан, с архитектурным памятником и зелеными насаждениями.

... У НАС ИДЕТ ТОЛЬКО ПРОЕКТИРОВАНИЕ...

В Управлении капитального строительства Мингорисполкома о планах строительства нам сообщили:

«Мы проектируем на основании решения Мингорисполкома, всех исходных данных и т.д., и ни к чему, что происходит сейчас на площадке, мы отношения не имеем. Юридически. УКС не имеет разрешения на строительство. Разрешение на строительство может быть получено только в случае, когда есть заключение экспертизы по объекту (или по части объекта) и все соответствующие документы по стройнадзору, т.е. когда проведены тендерные торги, есть результаты тендеров, есть договор подряда, есть утверждение проектно-сметовой документации, и в установленном порядке мы можем приступать к строительству. Все работы, которые идут сейчас, ведутся в соответствии с установленными документами».

Далее мне показали решение Мингорисполкома под номером 1739 от 19 августа 2004 года за подписью Павлова «О строительстве теннисных кортов в г. Минске» в целях создания современных условий для занятия теннисом и популяризации этого вида спорта», в котором даются указания: «УП «УКС Мингорисполкома» выступить заказчиком по проектированию строительства теннисных кортов во внутриквартальной территории в границах просп. Скорины и улиц Купалы-Маркса. …Контроль за исполнением настоящего решения возложить на заместителя председателя Мингорисполкома Кушнера». Затем еще раз настойчиво повторили: «Зеленстрой» делает санитарные вырубки (или что-то еще), но к нам это никакого отношения не имеет. У нас идет только проектирование, и мы только согласовываем со всеми инстанциями, какой должен быть фасад. Потому что это зона памятника архитектуры…»

ПЕРВИЧНЫЙ АЛГОРИТМ И ДАЛЬНИЙ ПРИЦЕЛ

Председатель Совета ОО «Экоправо» Елена ЛАЕВСКАЯ: «Действительно наше законодательство требует и не в одном акте закрепляет обязанность проводить общественные консультации с гражданами. Например, в соответствии со статьей 7 Кодекса о земле, «решения исполнительных и распорядительных органов, связанные с изъятием и предоставлением земельных участков и затрагивающие интересы граждан, принимаются с учетом общественного мнения».

Какой алгоритм действий возможен в этой и любой подобной ситуации? В Республике Беларусь в настоящее время действует такой законодательный акт, как Орхусская конвенция, в соответствии с которым закрепляются обязанности государственных органов при осуществлении строительства (в том числе строительства, которое оказывает влияние на окружающую среду) проводить обсуждение этих проектов с заинтересованной общественностью в газетах, информировать жителей через ЖЭСы и т.п., предлагать людям высказывать замечания и суждения. Если имеются сомнения в соблюдении требований законодательства, то общественность должна действовать таким образом: создать инициативную группу (как только люди узнают о строительстве) и, подготовив письмо-обращение, прежде всего, направить его в органы государственного управления, в частности, в Мингорисполком, затем в ту строительную организацию, которая является застройщиком данного объекта – поскольку он (застройщик) обязан был провести ряд экспертиз. В этом заявлении должно быть указано, что «мы – такие-то жители не согласны со строительством, не имеем информации о возводимом строении…» или хотя бы «Мы не понимаем ситуации и хотели бы обсудить данное строительство с компетентными лицами». И далее такое обсуждение должно быть проведено. Если это обращение игнорируется, люди имеют право обращаться дальше – и, прежде всего, в прокуратуру, поскольку она осуществляет надзор за соблюдением законодательства. Тогда, в случае выявления нарушения, она сможет поставить вопрос о прекращении деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства, направив соответствующее представление органу или организации, которая осуществляет такую деятельность. И хотя ст. 46 Конституции Беларуси гарантирует нам «право на благоприятную окружающую среду и на возмещение вреда причиненного нарушением этого права», и государственные органы, должностные лица «обязаны предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы» – все это идеал. К сожалению, многие юристы, в том числе работающие в суде и прокуратуре, ошибочно полагают, что нарушение права на благоприятную окружающую среду имеет место только в случае выявления конкретного ущерба здоровью. Однако этот подход изжит мировой практикой, нарушение права на благоприятную окружающую среду может иметь место и при отсутствии ущерба, но при выявлении нарушений законодательства в области охраны окружающей среды, природоресурсного законодательства. В каждом случае необходимо анализировать законодательство, и если есть его конкретное нарушение (например – Кодекса о земле, Закона «О местном управлении и самоуправлении» и т.п.), то можно ставить вопрос об обращении в суд. Часто бывает необходимо выяснить – была ли проведена экологическая экспертиза проекта строительства? И тогда, один лишь этот аспект непроведения экспертизы, в тех случаях, когда это обязательно по закону, может стать поводом для жалобы и разбирательства в суде».

СТРОИТЬ ТАМ МОЖНО… НО ЧТО СТРОИТЬ?

Вадим ГЛИННИК, архитектор-реставратор, научный руководитель историко-культурной ценности «Центральный дом офицеров»: «И здание Дома офицеров, и застройка центральной части проспекта сегодня охраняются государством в качестве историко-культурных ценностей. Более того, Республика Беларусь заявила о своем желании номинировать ансамбль главной улицы Минска в Список всемирного наследия. И эксперты ЮНЕСКО наше предложение поддержали. Нет необходимости говорить о важности этого шага для развития культурного туризма, да и для международного престижа нашей страны. Поэтому сегодня оценивать целесообразность строительства новых объектов в непосредственной близости к проспекту необходимо, в первую очередь, относительно того, как повлияет новое строительство на сложившийся в 1950-х гг. исторический характер прилегающих кварталов. В контексте истории белорусской архитектуры XX века ансамбль проспекта уникален своим стилистическим единством: все части единого ансамбля – от градостроительной композиции до рекламы и малых архитектурных форм – были решены в едином стилистическом ключе. Никогда позже наша архитектура не достигала таких потрясающих результатов в создании целостности градостроительного ансамбля. Необходимо осознать: исторически сложилось так, что наша столица имеет характер идеального социалистического города. Именно в таком качестве Минск задумывался авторами блестяще реализованных проектов его послевоенного восстановления. Центр города – это в основном крупные административные и общественные здания. Характерная черта застройки послевоенного Минска – ее подчеркнутая фасадность. Безупречно обработаны только обращенные к участникам ритуальных социалистических парадов главные и боковые фасады зданий. Убогие дворовые фасады до сих пор часто даже не оштукатурены. Но как бы мы ни относились к своему недавнему советскому прошлому, к которому лично я не испытываю никакой симпатии, наш долг перед будущими поколениями сохранить исторический характер белорусской столицы во всем богатстве его подлинности. В недалеком прошлом главная опасность сохранности ансамбля заключалась в недооценке значения и в непонимании исторической и художественной ценности ансамбля проспекта, что приводило к утратам во время периодических ремонтов (характерный пример – уничтожение в 1998 г. под видом реконструкции фрагментов охраняемой государством гранитной трибуны на Октябрьской площади).

Что касается территории, предполагаемой под строительство кортов, то, с моей точки зрения, застраивать ее можно и нужно. Вопрос только в том, что и как строить. Сложность историко-градостроительной ситуации состоит в том, что до войны нынешний дворовой фасад Дома офицеров был главным. К главному входу вела большая парадная лестница, сегодня превращенная в банальный технический проезд. Во время послевоенной реконструкции квартала первоначальный авторский замысел был искажен – между Домом офицеров и цирком разместили жилые дома. В ходе работ по реконструкции и приспособлении кино-концертной части Дома офицеров под нужды молодого Театра белорусской армии, возглавляемый Алексеем Дударевым, возникла идея отреставрировать парадную лестницу и использовать ее в качестве летнего амфитеатра. Решение о строительстве кортов и вырубке деревьев, которые мы планировали использовать для организации амфитеатра, для нас было полной неожиданностью. С моей точки зрения, размещение на этой территории кортов – не самое удачное решение. Логичней развивать тут культурные функции, связанные с организацией театральных и концертных массовых мероприятий. Такое функциональное назначение не потребует тотальной вырубки деревьев, а новое строительство будет более скромным по высоте и может быть точнее вписано в исторически сложившуюся среду».

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ ИЛИ ПРЕЦЕДЕНТ?

В январе 2004 года в районе Севастопольского сквера, рядом с ул. Славинского, в ландшафтной рекреационной зоне 86 ЛР-2 и водоохранной зоне слепянской водной системы началось строительство трех элитных многоэтажных домов с автостоянкой и подземными гаражами. Для того чтобы осуществить это строительство, была закрыта одна из скважин водозабора, которая выдавала чистую питьевую воду из подземного источника. В Севастопольском парке строителями были снесены 2 спортивные площадки, вырублены 32 дерева, 13 кустов. Строительство в «зеленой зоне» началось спустя полгода после утверждения Президентом Беларуси Генплана г. Минска. Говорят, что были проведены подготовительные работы на более чем 500 тысяч долларов. И, тем не менее, восставшая общественность близ расположенных домов добилась отмены строительства, и вырытый уже котлован был закопан.

– И какою же ценой далась вам ваша победа? – спросил я у представителей инициативной группы.

– Сначала у нас также началась вырубка деревьев и расчистка площадки. Мы стали интересоваться полномочиями и протестовать. Потом обнаружилась куча поддельных документов. Кто только из журналистов к нам не приезжал. Снимали, беседовали, но… дальше так никуда ничего и не шло. Все было перекрыто. Затем мы достали схему размещения этого объекта. У нас здесь было такое… Куда мы только не обращались: в Администрацию Президента, в Комитет госконтроля неоднократно, Комитет по архитектуре, Совет Министров, Минприроды, Комитет охраны природы, Министерство юстиции, Палату представителей Национального собрания, Минздрав, прошли три суда, Генпрокуратуру… Два суда отказало нам. Такие ответы присылали – смех один. В конце-концов помогла Генпрокуратура. Зам. генпрокурора Куприянов сказал: «Мы вас выслушаем, все проверим и если факты подтвердятся, то…» В конце-концов, строительство отменили! А в Комитете природных ресурсов сказали, что таких дел, как наше, у них 36, но «ваша точка – самая горячая из-за вашей активности». И ни одно госучреждение нам не помогло. Лишь потом звонили из Госконтроля – поздравляли. Мол, какие вы все-таки молодцы! А раньше как нас только не обзывали. «Старухи, выжившие из ума» – пожалуй, самое мягкое выражение было…»

Вообще же, любое строительство в так называемой «зеленой зоне» – лакомый кусочек с дальним прицелом. Цены на такие земли всегда будут расти, а превратить крытую спортивную площадку или корт в частный боулинг-клуб и т.п. не составит затем особого труда. Раньше у нас была экологическая прокуратура. Теперь ее нет и браться за подобные дела, где задействованы высокие чины, рискнет не каждый контролирующий орган…

Оставить комментарий