ОТТЕПЕЛЬ ДЛЯ РУБЛЯ

По своему возрасту белорусский рубль еще ребенок. Причем ребенок трудный. Что только не проделывало с нами это взбалмошное дитя перестройки! Мы даже миллионерами были. Всей страной поголовно.

Но в последние годы чадо вроде бы остепенилось. Перестало чудить, окрепло. Мы уже не вглядываемся с прежним изумлением и испугом в курсы валют у обменников. В нынешнем году доллар США подешевел по отношению к нашему рублю на 1, российский рубль – на 3,3, а евро и вовсе на 12 процентов. Впрочем, ничего удивительного тут нет. В стране исчез дефицит зарубежных денег. В январе-августе она продала за границей товаров и услуг на 677 миллионов долларов больше, чем купила.

Еще вчера мы стремились побыстрее избавиться от белорусского рубля, штурмуя обменники, пользуясь услугами подпольных менял. Сейчас все переменилось. В текущем году срочные депозиты населения в национальной валюте выросли в банках на 646 миллиардов рублей, или более чем на треть. Это ныне важнейший кредитный источник для отечественной экономики. Неслучайно в текущем году она получила кредитов тоже на треть больше, чем в прошлом.

Разумеется, все благие перемены происходят не сами собой. Национальный банк как денежная власть стремился держать ставки по срочным рублевым депозитам на выгодном для населения уровне. Они никогда не были ниже ставки рефинансирования, которая сегодня составляет 12 процентов годовых. Кредиты в экономику превышают эту ставку на 3 процента.

Вот тут-то и таится противоречие. Ставка рефинансирования все время снижается, кредиты для предприятий дешевеют, и, чтобы развивать экономику, надо бы удешевить их еще примерно на треть. Однако тогда уменьшатся и ставки по рублевым депозитам, а с ними и приток средств населения в коммерческие банки. Не будет прежнего притока – не будет в достатке и кредитных ресурсов. Короче говоря, поезда интересов вкладчиков и предприятий вот-вот пойдут в разных направлениях. Чтобы этого не произошло, привязка к ставке рефинансирования уже не должна быть столь жесткой, как прежде.

Есть немалые минусы и в укреплении национальной валюты. Конечно, ее обменный курс необходимо было на некоторое время заморозить, чтобы обуздать гиперинфляцию, которая уничтожала национальное богатство, прибыль предприятий и благосостояние людей с прожорливостью африканской саранчи. Но теперь, когда цель почти достигнута и уровень инфляции в нынешнем году снижен до 4,6 процента, обменному курсу вновь пора вернуть его гибкость. Когда он завышен, страдают, прежде всего, экспортеры. Их товары и услуги становятся на внешнем рынке менее конкурентоспособными по своим ценам. Такие симптомы уже проявляются. Физические объемы белорусского экспорта, особенно в Россию, начали сокращаться. Пока спасает общее повышение цен на многие товары на мировом рынке. Но оно может кончиться. Причем весьма скоро.

Завышенный курс рубля плюс принудительный рост среднего уровня заработной платы привели к тому, что многие отечественные предприятия никак не выпутаются из финансовых проблем. Рентабельность производства в стране невысока. Кроме того, она практически не растет второй год подряд. Вкупе с высокими процентными ставками все это создает довольно-таки мощный механизм выкачивания оборотных средств у реального сектора экономики. Валюта уходит в Национальный банк, который в этом году увеличил свои резервы сразу на полмиллиарда долларов и довел их почти до 1,4 миллиарда. А рубли через высокие кредитные ставки утекают к владельцам банковских вкладов, которые доныне неплохо зарабатывают на весьма немалых депозитных процентах.

Словом, денежно-кредитную политику придется если не кардинально менять, то в значительной степени корректировать. Здесь приходит пора оттепели. После глубокой заморозки рубля.

Оставить комментарий