СКОЛЬКО СТОИТ ИНТЕЛЛЕКТ

На Парк высоких технологий (ПВТ), который начинает работать в Минске, у белорусского правительства большие надежды. С его помощью в ближайшее пятилетие доля наукоемкой продукции в отечественном экспорте должна увеличиться с нынешних 17 до 37, а доля продаж на рынке Евросоюза – с 37 до 47 процентов. Этот мощный структурный сдвиг во внешней торговле способен реально инте¬грировать нашу страну в Европу и в значительной степени изменить ее социальный облик на более современный.

Дело затеяно вполне реальное. Хорошие мозги, чтобы создавать на экспорт инновационные технологии, в Беларуси есть. В ПВТ для них созданы льготные условия, позволяющие оставлять в фирмах интеллектуалов большую часть прибыли. Но для технологических прорывов, способных завоевать западный рынок, этих средств явно мало. Можно, конечно, просить кредиты в отечественных банках, что наши высоколобые сейчас и делают. Однако банкиры привыкли брать в залог все, что имеет материальный вид и цену. А как оценить интеллект, научную идею? Поэтому и происходят между банками и разработчиками диалоги, которые мой знакомый программист ядовито именует «разговорами с Тутанхамоном об интернете».

Боюсь, что внутри страны достаточных средств для того, чтобы профинансировать разработки ПВТ, найти не удастся. Помимо всего прочего, высокие технологии – очень рискованный бизнес. Даже самая прогрессивная идея нередко пробивается в жизнь через большие тернии. Возврата вложенных средств можно и не дождаться. Зато желающие вложить капитал в ноу-хау есть за границей. Им и вкладывать-то гораздо проще. Как правило, они финансируют конкретную разработку или направление, на которые в мире есть гарантированный спрос. Белорусское правительство это понимает. Достаточно критически относясь ко многим инвестиционным проектам, предлагаемым из-за границы, оно делает исключения для инновационных инвестиций, собираясь и далее решать другие экономические проблемы в основном за счет внутренних средств.

Но прийти в белорусский ПВТ зарубежному капиталу пока очень сложно. Для этого с ним надо разговаривать на одном языке. Сейчас такой диалог невозможен. Отечественные компании, создающие интеллектуальный продукт, не капитализированы. Они не проводят эмиссию акций, которые можно купить, чтобы вложить средства в производство ноу-хау. Они не имеют рыночной цены. Следовательно, они не могут претендовать на крупные и дорогие заказы и проводить самостоятельную ценовую политику.

Выход один: развивать в стране фондовый ранок. Причем для производителей интеллектуального продукта он потребуется свой, особый. Нужна биржа, которая специализировалась бы на торговле акциями именно высокотехнологичных компаний. Слишком специфичный это товар на фоне нефти и леса, удобрений и металла… Его цена определяется не правительственными преференциями, не высокой прибылью и не оборудованием, зданиями и иным материальным добром, а исключительно перспективными проектами, способными завоевать рынки.

Можно, правда, и не завоевать. Повторюсь: риски в инновационном бизнесе как нигде велики. И чтобы в него пришел иностранный капитал, нужно позаботиться об их уменьшении. В мире для этого действует специальная система страхования. Специалисты считают, что лучше всего для нашего ПВТ подошла бы так называемая система «коверного покрытия». Для ее действия с одной из крупных международных страховых компаний государство должно подписать соглашение, по которому любой иностранный инвестор или заказчик, сотрудничающий с ПВТ, был бы защищен от разного рода неприятных неожиданностей под гарантию авторитетного международного страховщика.

Все это придется создавать. Причем очень быстро. Беларусь должен кормить интеллект ее нации – самый большой и нетленный капитал ХХI века.

Оставить комментарий