АЛКОГОЛИК – ИСТОЧНИК ДОХОДА?

Действует Декрет Президента, запрещающий пьянство на рабочем месте. Существуют госпрограммы по предотвращению алкоголизации населения. Крутятся по национальным телеканалам видеоролики о вреде пьянства. Перегружены работой доктора вроде Хадоркина, забиты до предела ЛТП. А ситуация не меняется. Или кому-то это нужно? Может быть, ответ кроется в несложных цифрах?

По данным Минстата, удельный вес реализации алкогольных напитков в общем объеме розничного товарооборота торговых организаций в первом полугодии составил 14%. Только за шесть месяцев нынешнего года белорусы потратили на вино, водку, пиво и плодово-ягодный алкоголь больше одного триллиона рублей (приблизительно 465 миллионов долларов, что на 10 миллионов больше, чем за аналогичный период прошлого года). Видимо, к концу года следует прогнозировать – до семей наш народ не донесет, выпив по дороге, 930 миллионов долларов.

Что бы рассказал типичный алкоголик, с утра медитирующий перед закрытой еще дверью магазина? Если бы он был способен что-то анализировать, он бы в полной мере мог заявить: «Я – один из самых полезных членов общества! Я приношу стране стабильный доход. Подумайте сами: себестоимость бутылки плодового вина гораздо ниже ее розничной цены. Обычно в два, а то и в три раза. Так что с появлением очередного такого «колдыря» планировать бюджет чиновникам становится все легче и легче. Я каждый день даю государству сверх себестоимости сумму, равную доллару. Ведь выпиваю полторы-две бутылки «чернила», трачу на них 3-4 тысячи. В год выходит долларов 300-400. А нас таких сколько?

И при этом мы от государства ничего не требуем. Вообще ничего! Мне не надо лечение – хронические алкаши нуждаются только в одном виде лечения – бутылке «чернила». Вы видели хоть одного алкаша на приеме у терапевта? Да, бывает, отловят, пролечат – так это ж не по моей просьбе! Да и отказаться от лечения можно. Вот моего приятеля отловили как-то, поставили диагноз – туберкулез в открытой форме. Год как ходит с открытой формой туберкулеза и отказывается от того, чтобы ему удалили кусок легкого.

Мне не надо общественный транспорт, у меня ареал обитания – три квартала, пешком обойти несложно. Я – санитар. Я собираю бутылки, металлолом, макулатуру. Я социально пассивен – поднимете цены на хлеб и молоко, и я просто буду меньше есть.

Да, может, я ворую – но это ж, по большей части, не у государства. Ворую у непьющих, а они еще заработают. Да, я доставляю неприятности людям – но не государству в целом. Не произвожу, но ведь и не трачу государственное!

Моим друзьям по жизни не очень важна квартплата. Или квартира уже продана и пропита, или ее сдают кому-то, чтобы деньги пропивать. Да, не все платим квартплату, ну так вспомните, сколько мы приносим в бюджет! Уж не обеднеет государство на этом. А почувствует, что беднеет… Так уже появилась практика выселения мне подобных в менее комфортное жилище.

А помрем – и то расход небольшой. Или родственники похоронят, или государство – в копеечном гробе…»

Может быть, в «монологе «колдыря» что-то и утрировано. Но цифры-то «подушного» дохода реальные…

Что бы должно было сделать государство, чтобы прекратить алкоголизацию? Резко? Много об этом уже говорилось: с детства пропагандировать здоровый образ жизни, не продавать детям до 18 лет (а то и до 21 года) пиво. Как во многих европейских государствах, закрывать после семи вечера винно-водочные отделы в магазинах, повысить цены и сократить выпуск всех «плодово-выгодных».

А наши чиновники с воодушевлением рапортуют: квота на импорт натуральных виноградных вин – 1 трлн 523 млн рублей! Это самая высокая плата из всей ввозимой продукции!!! А всего виноградных вин в 2005 году ввезут в объеме 2 млн декалитров… Сравните с «чернильной» цифирью…

А нация спивается, тупеет и вымирает. Под нежные увещевания Совмина, объясняющего, будто народ наш становится «европейцами» и потому падает спрос на крепкое спиртное, а на менее крепкие (читай – «чернила») – растет. Напомнить следует изобретательным чиновникам: в Европе «плодово-выгодные» напитки практически не водятся. Там достаточно распространено недорогое сухое вино. Недорогое, потому что там понимают: если уж кто-то хочет пить дрянь, то пусть хоть не травится.

ГРАФИК ПЕРЕВОДА НА «СЛАБЫЙ АЛКОГОЛЬ»

2000 год. Реализовалось напитков плодово-ягодных – всего 18,15 млн декалитров (дал).
2003 год. Произведено уже 23,05 млн дал «плодово-ягодных».
2004 год. Производство плодовых вин увеличено до 25,27 млн дал. В свою очередь, квота на производство вин плодовых особых (производимых на основе концентрата) сократилась на 6,1 млн до 8,48 млн декалитров.

Как пояснили в аппарате Совмина, увеличение размеров квот на производство плодовых вин при одновременном уменьшении объемов производства вин плодовых особых направлено на то, чтобы насытить внутренний рынок более качественной алкогольной продукцией. Это также дает дополнительный рынок сбыта отечественным сельскохозяйственным предприятиям, добавили специалисты.

2005 год. Квоты на: вина плодовые – 28,785 млн дал, вина плодовые особые – 3,75 млн дал. На этот раз Совмин объясняет: объемы квот обусловлены целенаправленной политикой увеличения производства натуральных плодовых вин и снижением выпуска особых плодовых вин, винных напитков, а также изменением структуры потребления алкогольной продукции в республике в сторону снижения спроса на крепкие алкогольные напитки.

Оставить комментарий