КОЛЯСКУ ГУБЕРНАТОРУ!

КОЛЯСКУ ГУБЕРНАТОРУ!

Не так давно у столичного кинотеатра «Октябрь» возникла бронзовая фигура «Почтальона» работы скульптора Жбанова. А на днях в столичных новостях прошла информация, что город украсят еще три скульптуры, причем одна из них – снова-таки скульптора Жбанова.

За последние четыре года его игровые работы украсили Михайловский сквер и Комаровский рынок: «Незнакомка» на скамейке, «Девочка с зонтиком», «Прикуривающий», «Лошадь», «Фотограф», «Дама с собачкой», «Гуси»… Такое количество своих творений за короткий срок не удавалось с советских времен поставить ни одному скульптору. И Владимиру Жбанову начинают завидовать, называя белорусским Церетели.

Впрочем, оговоримся сразу: сравнение с Церетели неверное. Не те денежные отношения. Владимир живет за счет своей работы, но не наоборот.
Жбанов:
– А почему говорят, что у меня много работ в городе стоит? Их всего семь.

– Семь за последние три-четыре года. Почему к Вам такое внимание? Вам уже завидуют.
– Достаточно примеров в истории, когда скульпторы были балованы. Я тоже сейчас балованный. Да, я талантлив. А кто судьи? Грош цена завистникам. Обо мне будут судить потомки, но не они. И чему вообще завидовать? Если уж говорить об интимном, то у меня нет двух ног. Господа завистники, готовы вы поменять свои живые ноги на мои? Я – готов поменять свое авторство на здоровые ноги. И вообще, нас что, Бог равнял? Если городские власти выбрали меня, то пусть завистники и думают, почему выбрали не их!

– А есть у Вас покровитель? Кто лоббирует Ваши интересы?
– Нет у меня лобби. Я сам представляю свои интересы. Я сам себя и лоббирую. Сам сделал, сам предложил. Огромное влияние на меня оказывает гениальный человек архитектор Градов. Автор идеи «Почтальона» – Градов. Воплощение мое.

– Но ведь Вы не только создаете работы, у Вас есть и менеджерский талант, Вы умеете их продавать.
– Да, могу. Да, скульптор Жбанов продает свои работы. Но ведь мне пятьдесят лет, я не новомодно-молодой. Могу рассказать, как поставил первую. Случайно разговорились с архитектором Борисом Юртиным, ответственным за оформление Михайловского сквера. Он обмолвился, что городские власти хотели бы «что-то такое» поставить в сквере. Я говорю: ну да, можно было бы что-то придумать. И мне предложили два дня на размышления.

Я возвращаюсь в мастерскую, и пробую: бабушку-старушку, что-то лесное. Но в это время у меня уже была «Девушка на скамейке». Архитектор зашел ко мне и просто «вырвал» глазом эту работу. В Комитете по архитектуре, когда ее представлял наряду с другими скульпторами, аж трясся от волнения. Я же привык к проигрышам. И тут главный архитектор сообщает: в сквере будет «Девушка на скамейке».

Оказалось, что мои игровые скульптуры современны. Я всю жизнь любил этот жанр и не знал, что он актуален. Еще в семидесятые делал свои скульптуры, а мне мои педагоги говорили – это ноль, не трать время.

А теперь мои работы любят. Я могу подолгу наблюдать, как детишки на Комаровке ползают по моей лошадке или гладят собачку. И я благодарен городским властям за то, что я им симпатичен. И не вижу в этом ничего ненормального.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz