Владимир Соловьев: «Кто такие телекритики?»

Поводом для интервью с известным теле- и радиоведущим Владимиром Соловьевым стала публикация в «Независимой газете». В ней утверждалось, что в ближайшее время в России будет открыт негосударственный вуз под названием «Высшая школа управления». Учиться в нем будут комиссары прокремлевского молодежного движения «Наши», а преподавать им наряду со штатными защитниками В.Путина станет «демократ» Соловьев.

Однако едва ли не с самого начала беседы ведущий «К барьеру!» и «Воскресного вечера» (НТВ) принялся бранить всех пишущих о нем. Отказался выслушивать и (тем более!) комментировать высказывания о его творчестве газетных телекритиков. А напоследок даже попытался вызвать корреспондента «ЭН» на откровенность: «А теперь скажите честно, где вы собираетесь это разместить?» Однако, выслушав ответ с предложением получить ссылку по почте, почему-то отказался: «Мне совершенно безразлично». Одно радует: в отличие от российских коллег, нас он не обвинял в связях с экс-главой «ЮКОСА»: «Вы пока не в том калибре». В результате, интервью, планировавшееся как обычное комментирование текущих событий, стало дополнительным штрихом к портрету ведущего. Итак, на вопросы «ЭН» отвечает Владимир СОЛОВЬЕВ.

– Верно ли то, что написано в «НГ»?
– Мне всегда было интересно узнать, откуда в умах журналистов «НГ» появляется такая глупость. Точно так же я являлся советником президента России, возглавлял либеральную партию, возникшую на обломках СПС и «Яблока», должен был возглавить Общественную палату, стать членом Госдумы и т.д. Абсолютная бредятина!

– А Вы не пытались созвониться с автором статьи, с редакцией, в суд подать, в конце концов?
– А зачем? Это автор должен спросить меня о том, что всплыло в его воспаленном мозгу. Но ему это не надо. Ему нужно выполнить заказ. Точно так же, как не надо было меня спрашивать о том, выступал ли я в лагере «Наших» на Алтае, где я никогда не был. Подавать в суд? На кого? На Березовского? («НГ» принадлежит опальному олигарху. – прим. авт.) На автора, на газету? Какой тираж у «НГ»? Не буду я доставлять им такой радости! Конечно, эта клевета может продолжаться бесконечно. Наплевать!

– В таком случае, почему именно Вы выбраны целью?
– Это очень просто. В свое время именно я пошел на антифашистскую конференцию. На ней я очень жестко раскритиковал движение «Наши». Даже не столько само движение, сколько его лидера Якименко. При этом подчеркну, что России нужно антифашистское движение. И когда они приходят к отделению милиции и требуют наказать виновных в том, что милиция обидела девочку, они правы. Но если нашисты кричат, что Хакамада – фашист, то кричащие – сумасшедшие. Об этом я тогда и сказал. Но правду о сказанном написала только одна газета – французская. Все остальные выполняли волю собственного желудка и своих хозяев. А дальше понеслось-поехало.

– То есть Вы считаете «Наших» злом?
– Злом являются не только некоторые нашисты, но и лимоновцы. В русской истории все это уже было. Почитайте литературу. Члены НБП уже описаны у Достоевского в «Бесах». Скажу больше, это большее зло, чем отдельно взятый лидер Якименко. Замечу, я много встречаюсь с молодежью самых разных взглядов. Она, действительно, настроена более радикально, чем взрослые. Но использование их типами вроде Лимонова и Якименко – преступление. Это при том, что многое из того, что делают «Наши», мне кажется правильным. Например, когда они пытаются бороться с засильем чиновников и ксенофобии. В то же время, когда молодежь из «Яблока» и СПС выступают в защиту Ходорковского, для меня, как для человека, который жил во времена, когда подконтрольный ему «Менатеп» выполнял чисто конкретные задачи, это более чем странно.

– При условии создания названного вуза, Вы бы пошли туда преподавать?
– Нет. Мне это не интересно. Уже хотя бы потому, что я преподаю журналистику в Институте телевидения и радиовещания. Считаю, что журналист обязан быть беспартийным. А то, что пишут обо мне… Знаете, какое количество лжи появляется обо мне каждый день в интернете, СМИ! Так что, я должен нанимать пару юридических контор, являться каждый день в суд? Это отнимет массу времени. У меня есть чем заниматься.

– Как на нынешнем НТВ со свободой слова? Есть ли «закрытые» темы, люди, которых не рекомендовано приглашать?
– Я об этом ничего не знаю. Если Вы смотрите мои программы, то видели, что у меня были все: Лимонов, Зюганов, Рогозин и т.д. Никакого запрета на персонажи или темы на НТВ нет. А свобода слова… Она ведь от человека зависит. Если он свободен, хорошо, если раб, то что ж поделаешь. То есть она всегда субъективирована в журналисте. А если говорить о свободе слова вообще, то это не тогда, когда есть 8-10 каналов, а есть 100-150. В России свобода слова в академическом понимании прекратилась в 1996 году, когда Администрацию президента возглавил «демократ» А.Чубайс. Он вызвал в Кремль главных редакторов и распорядился «мочить» коммунистов. Раздали телевидение классово близким В.Гусинскому и Б.Березовскому. СМИ стали антикоммунистическими, но это не значит демократическими.

– Какими критериями Вы руководствовались, запуская в эфир «Воскресный вечер», зная, что до Вас итоговой программой была «Намедни»?
– Вот Вас смущает, что «Воскресный вечер» заменил «Намедни». (Автор «Намедни» Л.Парфенов был уволен с НТВ после попытки поставить в эфир интервью с супругой убитого З.Яндарбиева. До этого из эфира программы убирали сюжет о книге Е.Трегубовой «Байки кремлевского диггера». – прим.авт). А Вас не смущает, что Парфенов занял место в эфире Е.Киселева с «Итогами»? Кстати, я никогда не считал Леонида Геннадьевича либеральным журналистом, настроенным против власти. Его увольнение не имеет ничего общего с политикой. Было нарушение корпоративной этики. Если же говорить о свободе слова, то, напоминаю, что и Парфенов, и ушедший впоследствии С.Шустер «всплыли» на обломках НТВ Гусинского. И не случайно, видимо, к ним были вопросы, связанные с этикой. Я же на старом НТВ никогда не работал. Я не занимаю ничьего места! Моя программа вовсе не похожа на программу Парфенова! Я придумал новый жанр, который, судя по цифрам, нашел свою аудиторию.

– Тем не менее именно «Воскресный вечер» вызывает наибольшее количество нареканий со стороны телекритиков.
– Кто такие телекритики»? Кого Вы имеете в виду? Ирину Петровскую из «Известий»? Но Петровская ничего не понимает в телевидении! Она непрофессионал! Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть ее программу на канале «Домашний». Ее мнение одно из мнений миллионов зрителей. Есть люди, чье мнение я ценю значительно больше. Однажды мы уволили Татьяну Меньшикову, которая пообещала, что «ее подруга Ира все еще распишет». Почему я после этого должен ориентироваться на Петровскую? Конечно, это не «заказуха», но «вкусовщина». Это вовсе не значит, что меня вообще не интересует критика. Она звучит внутри профессионального сообщества. Критика подразумевает анализ, понимание профессии, технологии. А этих газетных критиков я никогда не видел в телевизионных коридорах, монтажных, во время установки декораций. Это просто люди, описывающие демонстрируемое по ТВ и вовремя получающие за это гонорары.

– Любого студента на журфаке учат: обсуждая проблему, нужно дать высказаться всем конфликтующим сторонам…
– (перебивает) Ну это полный бред! У вас на журфаке учат совсем примитивным вещам.

– …В то же время в прессе Вас единодушно обвиняли в том, что все приглашенные в одну из программ «плясали на костях» Ходорковского.
– Это просто смешно. Кто плясал: Павловский, М.Дейч, А.Проханов? «На костях» пусть пляшут те, кто отрабатывает гонорары от Ходорковского. Мне, кстати, звонил человечек, предлагал 30 тысяч долларов в месяц, чтобы я ничего плохого не говорил о Михаиле Борисовиче. Поэтому я хорошо знаю, как эти механизмы работают. А Дейчу в руки попали материалы, кому из журналистов и сколько платил глава «ЮКОСа». Поэтому они и боятся, что он возьмет и расскажет. Их переживания я понимаю, но не разделяю. У меня лично Ходорковский, как уже было сказано, не вызывает никаких симпатий. Как, впрочем, и позиция прокуратуры. Более того, в той программе мы не обсуждали Михаила Борисовича лично, а обсуждали наличие у него политических перспектив.

– Шустер после увольнения с НТВ стал вести программу, аналогичную «Свободе слова» на украинском телевидении. Рассматриваете ли Вы для себя подобную возможность?
– Нет. Я не помешан на ТВ. Интересный проект. Не более того. Когда он закончится, в моей жизни будет что-то еще.

Оставить комментарий