ГАЙ РИЧИ И ЕГО «РЕВОЛЬВЕР»

О том, что есть желтый снег нельзя, знает каждый воспитанный чукотский юноша. О том, что иногда наступив в собачьи фекалии и задержавшись из-за этого дома, можно не попасть под машину, догадывается только счастливчик. Гай Ричи не выпустил новые «Карты, деньги...» Вместо этого он экранизировал параноидальные сны олигофренов, тьфу, олигархов, снабдив свой «Револьвер» почти буддистскими притчами.

Дзен – это очень тонкая вещь, которая должна прочувствовать где-то на уровне подсознания. Хитрый шотландец Ричи, похоже, предлагает зрителям «Револьвера» то же самое.

Лондонская премьера фильма на Лестер-сквер не обошлась без скандала – мистер и миссис Ричи не соизволили пообщаться ни с собравшимися фанатами, ни с журналистами, что вызвало бурю негодований. И те, и другие потом выходили из кинотеатра и в своем возмущении сливались вопросительным: «А что же это было? И где финальные титры? И что это за музыка такая на фоне черного экрана?» Вопросов больше, чем ответов. Но в этом тоже есть некая доля радости.

Порадовал в очередной раз Джейсон Стетхэм, уже успевший отметиться и у Ритчи и у Бессона в фильмах-рекламе автомобиля «Ауди» «Перевозчик 1 и 2». Та же харизма, то же выражение лица, которое, собственно, ничего и не выражает. Беспроигрышный вариант, скопированный с Де Ниро.

В очередной раз физиономия другого актера Рэя Лиотты сыграла с ним злую шутку – опять нужно играть злодея, криминального авторитета, что приравнивается, на самом деле к роли неудачника, трясущегося над деньгами и собственной никчемной душонкой лузера.

Но больше всех порадовал Андре Бенджамин, тот самый Андре-3000 из «Outcast», певший «Хей йа!» – стиль, четкость и единственный стопроцентный персонаж в духе Гая Ричи, которого мы знали по двум его безупречным гангстерским фильмам.

К «Револьверу» можно относиться как к серьезнейшей драме в духе Скорсезе-Антониони, к джедайско-буддистской притче о всемирном заговоре секты шахматистов. Можно расслабиться и отнестись к нему, как к очередной компиляции шуток про злых мафиози и добрых бессоновских киллеров-чистильщиков. Однако во втором случае начинаешь задумываться о том, что комедия получилась не очень смешная, ведь маловато в ней шотландского колорита. Загадка, которую белорусским зрителям вряд ли вообще придется разгадать, – почему персонажи, с выраженной англо-сакской внешностью и акцентом, граничащим то с кокни, то с гэльским проживают в Америке с видом: «А может мы здесь родились?!» Ну, это неважно – загадок в фильме хватит на всех. Перед просмотром рекомендую перечитать мистификатора Маккиавелли, а также справочники и пособия по игре в шахматы.

Вы спросите о сюжете? Я думаю, что сюжет в данном случае не столь важен, как ставшая классической нарезка, диковатый монтаж и просто красивые картинки, вроде боссов японской или китайской мафии на красном фоне с обнаженными проститутками.

Думаю, что проще всего будет отнестись к этому, как к яркому и в общем где-то простецкому фильму, нежели как шедевру. Шах и мат.

Или так как «Револьвер» охарактеризовал один высокоинтеллектуальный литовец, по соседству с которым мне пришлось сидеть в метро: «Откинулся, кидала. Срубил бабла немеряно. Решил авторитета кинуть, а тот злобарь-злобарем. Хорошо, что кидала в шахматы играл хорошо».

Любителям творчества Дэвида Линча, Бобби Фишера, «Massive Attack» рекомендуется.

Через два дня после лондонской премьеры фильма, я встретил Гая Ричи неподалеку от Марбл Арч. По иронии судьбы там в одном доме находится офис, в котором я работаю, а Ричи снимает холостяцкую квартиру, в которой смело могло бы разместиться семей десять. Выйдя с друзьями и водителем из своего старенького «Ягуара», Ритчи отправился в традиционный английский ресторан, славящийся своей кухней из морепродуктов.

– Не возражаете, если я Вас сфотографирую?
– Да, только быстро – я голодный и злой.

– Что Вы хотели сказать в «Револьвере»?
– Собственно, что я хотел сказать, то и сказал. Каждый в фильме теперь может найти своих собственных чертиков. Может, я и не совсем этого добивался, но подобные отзывы меня тоже радуют.

– Жене-то фильм понравился?
– Сказала, что очень. А тебе?

– Чертовски хорош!
– Я рад.

Гай Ричи родился (10 сентября 1968 году) и вырос в Лондоне. До своего режиссерского дебюта в кино занимался тем, что снимал рекламу и делал демо-ролики для музыкальных коллективов. Всю сознательную жизнь он мечтал снять свой фильм, с тех самых пор, когда в детстве посмотрел «Буч Кэсседи и Санденс Кид» (Butch Cassidy and The Sundance Kid). На деньги, заработанные рекламой, Ричи снял свой первый двадцатиминутный фильм «Трудное дело» (The Hard Case). Эта работа переросла в работу над сценарием «Двух стволов».

«Большой куш» – это второй фильм Гая Ричи, про которого говорят, что из-за дислексии и брошенной школы он пишет и читает как средний дебил и который прославился своим дебютом «Карты, деньги, два ствола», а еще больше тем, что оказался «в постели с Мадонной» и на законном (брачном) основании сделал ей ребенка.

В картине куча персонажей – негры, гангстеры, цыгане, ювелиры, букмекеры и аферисты, а многолинейный сюжет наворочен вокруг кражи здоровенного бриллианта. Режиссер заявил, что все эти линии так же математически выверены, как грани алмаза (а фильм, стало быть, – чистое сокровище), но считает он так же, как читает, и разбираться в этих хитросплетениях нет никакого смысла – не для того это кино сделано, чтобы что-то распутать, а для того, чтобы все спутать и смешать.

В отличие от первой картины, которая была сделана парнем с мороза, здесь уже чувствуется тлетворное влияние чужого кино, завидев которое, режиссер уже не хватается за револьвер, а хватает и тащит к себе, как, например, свиноферму, где хрюшек кормят человечинкой. Поскольку энергии Гаю Ричи не занимать ни у Гая Цезаря, ни у Гая Калигулы, смотреть на все это довольно забавно.

И вот теперь появился «Револьвер», появлением которого Ричи в очередной раз подтвердил свой титул короля нового английского криминального жанра.

Оставить комментарий