НА РАССТОЯНИИ ВЫТЯНУТОЙ РУКИ

ЕС не готов принять Турцию, но и отказаться от нее не может

Европейские политики заявили, что для Турции началась новая эра – стартовал переговорный процесс по поводу ее вступления в ЕС. Этих слов, произнесенных ночью с понедельника на вторник, после того как под нажимом Кондолизы Райс сопротивление Австрии и Кипра было сломлено, Анкара ждала 40 лет. Правда, никто не дает гарантий, что турецкие дипломаты смогут добиться официального вступления страны в ЕС в скором времени.

Но лед тронулся, господа присяжные заседатели, и только за это Турции стоит отдать должное. О том, какими глазами смотрят друг на друга стороны, мы рассуждаем с Александром ТИХОМИРОВЫМ, кандидатом исторических наук, доцентом кафедры международных отношений БГУ.

– Александр Валентинович, присутствовал ли в процессе переговоров по поводу вступления Турции в Евросоюз элемент политического торга?
– Да, как и в любых переговорах. Несмотря на то, что Турция уже давно стремится в Европу и для этого отошла от фундаментальных исламских ценностей, Европа пока молчала. Решение как будто должно было быть найденным на прошедшем саммите «ЕС – Турция».
Но даже сейчас, с точки зрения определенной группы европейцев, Турция достаточно сильно отличается от Европы в культурном плане.

– Вы считаете, культурные различия стали основным моментом в том, что Австрия и Кипр выступали против ее вступления в ЕС?
– Нет. Основными моментами, на мой взгляд, были другие обстоятельства. Во-первых, Турция – густонаселенная страна. И в контексте того, что в ЕС подсчитывают голоса, Турция приобретает довольно значимый вес. Во-вторых, Турция все-таки уступает европейским странам в своем социально-экономическом развитии (впрочем, если сравнивать степень «рыночности» экономики, например, Турции и той же Украины, то первая, безусловно, выигрывает). Кроме этого, Турция – своеобразное периферийное государство, граничащее с довольно нестабильными странами.
Потому делать акцент на культурных различиях Турции и ЕС будет преувеличением.

– Причины категоричной позиции Кипра по отношению к Турции очевидны. Но почему именно старая Европа была «не в восторге» от вступления этой страны в ЕС?
– Что касается позиций Австрии, Франции и Германии, то это, скорее всего, следствие сложного социально-экономического положения самих западноевропейских государств. Присутствуют и элементы лоббирования: мол, придет армия турок и займет все рабочие места (хотя турки уже сегодня играют довольно значимую роль в экономике той же Германии).
Безусловно, европейские политики пытаются заигрывать и с общественным мнением в собственных странах, которое подвержено мифическому страху перед исламской культурой.

Тем не менее Европа, приняв Турцию, получает ряд преимуществ, например, контроль над Средиземным и Черным морями, решение проблемы Кипра.

Все эти обстоятельства в своей совокупности привели к выводу, что процесс принятия Турции в ЕС все-таки надо начинать. И я бы назвал это решение, скорее, политическим. Потому что Турции никто ничего не обещал, зато выставили ряд требований, которые она должна выполнить. Впрочем, и Турция не пошла слепо на поводу у европейцев и не согласилась на неопределенный статус «привилегированного партнера».

– А своеобразный шантаж Турции сближением с Россией повлиял на позицию европейцев?
– Я бы не сказал, что это был козырь для турецкого правительства. Турция многим шантажировала. Например, сказала, что закроет свой рынок для европейских товаров. И эта угроза была более действенной.

– Сохраняется ли возможность того, что сам процесс вступления Турции в ЕС затянется еще на долгие годы?
– Да, конечно. Турция взяла на себя обязательства соответствовать нормам ЕС. И под эту марку ей можно многое предлагать, в том числе абсолютно неприемлемые варианты. Например, проблему армянского геноцида. Естественно, такой «довесок» возмутил Турцию. Одно дело требовать изменения политической системы, расширения прав женщин, и совсем другое – извинений за геноцид (которого, как считают турки, вообще не было).

Впрочем, переговоры показали, что на этой проблеме европейцы не хотят заострять внимание.

– Можно ли сказать, что данный переговорный процесс – попытка Европы начать выход из кризиса?
– Можно согласиться с тем, что это попытки европейских политиков как-то доказать, что ЕС – это тоже важный и привлекательный игрок на мировой арене. Ведь признать, что Союз как проект потерпел полное поражение, значило потерять лицо и отказаться от распространения европейских ценностей на другие страны.

А насчет полного кризиса Евросоюза, думаю, мы сгущаем краски. Несмотря на какие-то временные трудности, от базовых идей ЕС никто не отказывался. И создание конфликтной ситуации на территории Европы в повестке дня тоже не значится. К примеру, тот же саммит ЕС – Россия. Атмосфера его значительно благоприятнее, нежели это было в прошлом году, когда Россию ругали за ее позицию в отношении Украины. Сейчас переключились на совершенно прагматичные вопросы: энергетика, визовый режим, миграция. А ведь можно было бы поставить акценты совсем на другом – проблемы демократии, ЮКОСа, Ходорковского.

В целом, пока можно сказать, что крах потерпела идея форсированного строительства ЕС и создания «надгосударства». Но принцип «ЕС – союз отдельных государств» остается в силе.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Турция в ЕС не нужна. Если ее примут в Европейский Союз, то этот союз перестанет быть европейским.