Дочь князя Витовта

Окончание. Начало в №26.

Трагедия межусобицы

Василий Васильевич Темный, начав княжить по смерти отца в 1425 году, сам, естественно, править не мог. Реальной управительницей, великой княгиней московской была Софья Витовтовна. Выпало ей с первого же дня начать борьбу с родней мужа. Брат покойного, Юрий Дмитриевич, отказался присягнуть племяннику Василию и отправился в свой город Галич собирать войска для войны за московский престол. Начнись война, едва ли обошлось бы без вмешательства Витовта.

Чтобы избегнуть войны, в Галич по совету с княгиней Софьей выправился митрополит Фотий. Князь Юрий собрал к его приезду в город множество вооруженных крестьян. Владыка эту уловку Юрия Дмитриевича оценил так: "Сын князь Юрий! Никогда я не видел столько людей в овечьей шерсти!" Юрий понял, что его крестьянское ополчение не сможет победить московскую конницу, признал себя младшим братом 10-летнего племянника и обязывался не искать великого княжения.

Но в октябре 1430 года умер князь Витовт. Великое княжество Литовское немедленно вступило в полосу межусобных войн. Великим князем шляхта прокричала младшего брата Ягайлы князя Свидригайлу. Он не любил троюродную сестру Софью уж за то одно, что ее отец 10 лет продержал его под замком в Кременецкой крепости. А Юрий Дмитриевич был с ним в каком-то родстве. Такая перемена обстоятельств послужила пробуждению воинственных планов в семействе Юрия Дмитриевича. Повод тоже нашелся.

На свадьбе сына в 1433 году Софья Витовтовна сорвала золотой пояс с Василия Юрьевича Косого, двоюродного брата жениха. Старые бояре рассказали Софье, что этот пояс от Дмитрия Суздальского, в приданое за дочерью, перешел к Дмитрию Донскому. На свадьбе тысяцкий Вельяминов подменил этот пояс и отдал сыну своему, Николаю. От Вельяминовых пояс перешел, тоже в приданое, в род князя Владимира Андреевича, а потом к Василию Косому, в приданое за его женою. Княгиня Софья, узнав какой был на Косом пояс, публично вернула его в свою семью. Опозоренные Василий Косой и его брат Дмитрий Шемяка сразу же покинули свадьбу. Их оскорбленный отец, князь Юрий Дмитриевич, решился захватить Москву. Он насильственно лишил племянника великого княжения и «великодушно» дал в удел Коломну.

Пришлось Софье Витовтовне покинуть Кремль и выехать из Москвы. Смириться с такою потерею и с положением удельной княгини Софья Витовтовна, конечно же, не могла и организовала через церковь всеобщее возмущение самоуправством младшего сына Дмитрия Донского. Юрий Дмитриевич, недолго посидев великим князем московским, счел за лучшее вернуться в свой Звенигород. Там он внезапно скончался, что вызвало толки в умышленном отравлении. Тогда великокняжеский стол своей волей занял Василий Косой. Даже его братья были против такой лихости и сами предложили Василию вернуться в Кремль. Война продолжалась до 1436 года, когда князь Василий Косой направился в Кострому собирать войска против великого князя Василия. Войска противников встретились при селе Скоретине. В битве Василий Косой был захвачен в плен, отвезен в Москву и по решению бояр и с согласия Василия Васильевича ослеплен.

Разумеется, братья несчастного стали ждать случая для отмщения.

Меж тем на Литве случилось событие, которое не могло не затронуть Софью Витовтовну лично и как великую княгиню московскую. В 1440 году в Трокском замке князь Александр Чарторыйский по боярскому заговору убил ее родного дядю великого князя литовского Жигимонта Кейстутовича. Поскольку дядя был самый близкий из живых ее свояк и в детстве держал ее на коленях, и вместе с ним Софья скиталась по немецким замкам в отроческие годы, то она горько переживала его убийство. На вызволенное место паны и шляхта прокричали великим князем 14-летнего Казимира, младшего сына Ягайлы. Все, что отец ее десятилетиями сбивал в державное тело ВКЛ, что могла наследовать династия Кейстутовичей, досталось ее троюродному брату Казимиру Ягайловичу вскоре ставшему и королем в Польше. Этот далекий братец годился ей во внуки, он появился на свет, когда ей было 55 лет, а его отцу королю Ягайло 76 лет, то есть когда многие и в Литве, и в Польше были убеждены, что в рождении сына королю помогли молодые рыцари.

На многое из территориального наследства по своим родителям Софья Витовтовна имела права, в частности на Смоленское княжество, которым управлял теперь королевский наместник и которое стало воеводством. Как любящая своих внуков бабка княгиня Софья распорядилась дедовской вотчиной, конечно, бы в их пользу. И, помимо Смоленска, она, единственный ребенок Витовта, считала за собой права на иные отцовские уделы. Часто она об этом думала и часто об этом говорила. Ее любимые внуки, сидевшие у нее на коленях и завороженно слушавшие бабкины рассказы о прошлых днях, дедах и прадедах, обидах и потерях, войдя в возраст и во власть начнут их возвращать. Так что московские войны с Великим княжеством, начавшиеся в 1492 году, имели основанием не только однозначную агрессию.

Око за око

В 1445 году Василий Васильевич выступил против татар, занявших Нижний Новгород, и попал в плен. В битве на Нерли он потерял от сабельного удара несколько пальцев на руке, а на голове его потом насчитали тридцать ран. Татары отослали в Москву княгине Софье нательный крест сына, чтобы она не усомнилась в беде сына. Софья Витовтовна выкупила Василия за огромную по тем временам сумму в 25.000 рублей. Сбор таких средств вызвал среди московского боярства смуту и несогласие. Князь Дмитрий Юрьевич Шемяка этим воспользовался. Во время отъезда Василия Васильевича на богомолье в Троицкий монастырь Шемяка со своими сторонниками неожиданно захватил Москву и пленил жену князя и княгиню-мать Софью Витовтовну, а затем в Троице пленил самого великого князя Василия. На простых санях Василий был отвезен в Москву, во двор Дмитрия Шемяки, где 20 февраля 1446 года его ослепили. Было ему тридцать лет, а следующие шестнадцать он прожил в слепоте, и потому стали его называть Василий Темный. Легко ль было матери встретить своего любимого сына без очей? Слепой Василий был сослан в Углич вместе с женой, а великую княгиню Софью Витовтовну сослали в Чухлому. Малолетние дети Иван и Юрий были вывезены в Муром, а потом их перевезли к отцу.

Софья Витовтовна в этой трагедии проявила высокую стойкость, сумев организовать всех своих приверженцев и приверженцев сына. Их дружины стали стягиваться к Угличу. Предчувствуя беду, Шемяка взял с Василия проклятые грамоты не искать великого княжения (“проклятые” - означали, что Василий Васильевич заранее признавал себя проклятым, если поднимет руки на Шемяку) и дал ему в удел Вологду. Но игумен Кириллова Белозерского монастыря снял с Василия Темного эту клятву. Тогда князь Василий прибыл в Тверь. Тверской князь Борис Александрович просил Василия Темного женить его семилетнего сына Ивана на своей дочери Марии. Состоялось обручение детей, и Василий Темный с тверскими отрядами двинулся к Москве. В 1450 году Шемяка был разбит под Галичем и бежал в Новгород. Но избегнуть отмщения ему не удалось.

В 1453 году в Новгород прибыл московский дьяк Степан Бородатый, который сумел сбить заговор против Шемяки. Дмитрий Шемяка умер, поев курицы, которую его личный повар пропитал ядом.

Последние годы

Это был последний год жизни великой княгини Софьи Витовтовны. Перед тем летописи засвидетельствовали ее участие в обороне Кремля. В 1451 году на Москву двинулись татары. Василий Темный отправился собирать войско для отпора врагу. В Москве осталась управлять княгиня-мать. Хроники отмечают, что именно 80-летняя великая княгиня своей сильной волей наладила отпор татарам. 1 июня она послала москвичей на битву под стенами города. Стояла сухая и ветреная погода. Неприятель сжег посады, густые облака дыма застилали Кремль. Люди задыхались от гари и копоти. Вечером, когда пожар стих, вновь была битва, и москвичи отбили у татар награбленное добро.

Скончалась Софья Витовтовна 13 июля 1453 года в инокинях под именем Ефросинии и погребена в Вознесенском девичьем монастыре. После себя княгиня Софья оставила: икону, окованную на мусии, икону пречистыя богородицы с пеленою, большую икону богородицы степную с пеленою и с убрусцами, икону св.Козьмы и Дамиана, икону св.Федора Стратилата, выбитую на серебре. Кроме того, оставила два дубовых ларчика, большой и малый, большой ящик и короб с крестами, иконами и мощами.

Все это, как видно, невеликое богатство, мало похожи эти вещи на экспонаты для Оружейной палаты. Но не в моде тогда было в Москве собирать движимость. Великие князья тратились на скупку недвижимости, увеличивая свой удел. Софья Витовтовна тоже купила несколько сел, которые завещала внукам. Ей принадлежало и подмосковное село Воробьевы Горы (теперешние Ленинские Горы), купленное у попа по прозвищу Воробей. Это село перешло от нее любимому внуку, будущему Ивану III Васильевичу.

Внук Ванюша

Любимый ее внук стал великим князем после смерти отца в 1462 г. По завещанию Иван получил самый большой по территории и значимости удел, в который помимо части Москвы входили Коломна, Владимир, Переяславль, Кострома, Устюг, Суздаль, Нижний Новгород и другие города. В 1469 г. папа Павел II предложил вдовому Ивану руку Зои, или, как она стала называться в России, Софьи Палеолог, племянницы последнего византийского императора. 12 ноября 1472 г. Софья въехала в Москву и обвенчалась с Иваном. Брак с принцессой сильно изменил и обычаи московского двора: Софья привезла с собой византийские представления о царской власти и византийский герб (двуглавый орел).

При Иване в 1480 году после стояния на разных берегах реки Угра рухнула власть Золотой Орды над Русью.

А по смерти Казимира, когда литовский престол занял великий князь Александр, Иван начал с ним открытую войну за возврат земель. Иван согласился на брак своей дочери Елены с Александром, но выставив условием, что Александр признает за ним титул государя всея Руси и все приобретенные Москвой во время войны земли. Обоюдные притязания и претензии в 1499 году вызвали новую войну между Литвой и Московией. Она оказалась удачной для Ивана Васильевича. 14 июля 1500 года московские войска одержали победу над белорусско-литовскими полками в битве на Ведроши, причем взят был в плен великий гетман литовский князь Константин Острожский.

Умер внук Софьи Витовтовны, царь Иван III Васильевич, в 1505 году. А уже его дети бабку свою в живых не застали, голоса ее не слышали, и на Иване прервалась живая память о княгине Софье, дочери князя Витовта, а осталась книжная.

Оставить комментарий