ВСЛЕД ЗА КИТАЙСКИМ ТАРАНОМ

Одежда белорусского производства зачастую ничуть не хуже той, что шьется на просторах от Атлантики до Тихого океана. Лично я в гомельском летнем костюме, а в дождливую погоду – в бобруйском плаще, за границей абсолютно ничем не выделяюсь из толпы туристов со всего мира.

Иное дело, что у нас тканей ткется и одежды шьется слишком много для потребления на внутреннем рынке. Этому есть объяснение. Мощность белорусской ткацкой или швейной фабрики раза в три-четыре больше, чем немецкой. Потому что обшивать приходилось огромную страну от Бреста до Курил. Сейчас той страны уже нет, а фабрики остались и по-прежнему ткут и шьют. Вот только продать все сотканное и пошитое не могут. Российский рынок заполонил дешевый китайский и турецкий ширпотреб. А Евросоюз отгородился от нашего текстиля ввозными квотами.

В результате на складах предприятий отечественной легкой промышленности скопился сейчас запас нереализованной продукции, равный почти полуторамесячному объему производства. Особенно плохо продаются ткани, чулочно-носочные изделия, товары швейной индустрии.

Отрасль поразил тяжелый финансовый кризис. Рентабельность реализованной продукции и продаж здесь самая низкая в отечественной промышленности. Почти половина предприятий убыточны.

Чтобы сбыть свой товар и заработать, белорусские предприятия начали активнее создавать торговую сеть в России. Из-за изменения механизма уплаты налога на добавленную стоимость во взаимной торговле в рамках Союзного государства тамошние мелкие бизнесмены от наших товаров в основном отказались. В большинстве своем работали они по так называемым серым схемам, и «светить» полученный товар в налоговой инспекции отнюдь не жаждали. Открываемые нашими предприятиями торговые дома – пока единственный способ вернуть утраченные позиции на российском рынке.

А вот проникнуть в гипермаркеты Евросоюза белорусскому текстилю сейчас помогает его главный конкурент – китайская продукция. В последние годы она сильно прибавила в качестве, но осталась дешевой. Недавно Китай вступил во Всемирную торговую организацию и получил квоту на поставку своих товаров легкой промышленности в Европу. Расхватали их там мгновенно. Импортеры потребовали у Еврокомиссии увеличить квоту. В случае отказа брюссельским чиновникам было твердо обещано закупать одежду не у немецких, французских или британских производителей, а в азиатских странах.

И бюрократия Евросоюза сдалась. Китайское столовое белье занимает сейчас почти две трети европейского рынка, лен и корсетные изделия – две пятых, хлопчатобумажные ткани – шестую часть… И это при том, что Еврокомиссия ограничивает долю импорта любой страны 7 процентами.

Против белорусского текстиля препоны выстроены по 34 товарным позициям. Треть из них – приоритетная экспортная продукция: хлопчатобумажные и льняные ткани, мужские рубашки, брюки, блузы… Но после того как Еврокомиссия разблокировала ввоз аналогичных китайских товаров, наше правительство получило сильный аргумент для увеличения белорусского текстильного экспорта в страны Евросоюза. Ведь по своим объемам он никак не может нанести ущерб тамошним производителям. Чего не скажешь о мощной торговой экспансии из Поднебесной.

Пока, конечно, рано говорить, убоится ли Еврокомиссия обвинений в двойных стандартах, если откажется убрать барьеры на пути белорусского текстиля. Но найти аргументы для торговой дискриминации ей будет очень непросто.

Так что у отечественной легкой промышленности появился шанс расчистить завалы на складах. Им грешно не воспользоваться.

Оставить комментарий