ДОБРОЕ ИМЯ ДОРОЖЕ ВЫГОДЫ

Скажу сразу: я не отношусь к числу противников подписанного 141 страной Киотского протокола и конвенции к нему, вводящей ограничения на выброс парниковых газов. Уже то хорошо, что человечество начинает предпринимать первые, пусть еще робкие, но согласованные шаги, чтобы сохранить наш общий дом по имени Земля пригодным для проживания. И то, что Беларусь присоединяется к этому общему движению, – только плюс ей. Тем более что участием в глобальных международных программах мы, мягко говоря, отнюдь не обременены.

От одного хотелось бы предостеречь: от ожиданий, будто участие в борьбе с потеплением климата на нашей планете принесет еще и большой барыш в белорусскую казну. А такие надежды лелеются. В правительстве подсчитали, что присоединение к Киотскому протоколу и торговля квотами на выброс парниковых газов пополнит бюджет на 0,3-1,5 миллиарда долларов – в зависимости от цены квоты, которая колеблется от 5 до 25 долларов за тонну.

Расчет здесь такой. Заключившие конвенцию страны обязуются не превышать уровень выброса промышленных парниковых газов, достигнутый в 1990 году. Если выброс сейчас меньше, то квоту на объем, который является разницей между 90 процентами от базового уровня и тем количеством углекислого газа, что реально отправляется ныне в атмосферу, можно продать. Пятнадцать лет назад суммарный выхлоп отечественной индустрии составил 112 миллионов тонн. Сейчас он вдвое меньше. Отсюда и надежды на барыш.

Но товар тогда товар, когда на него есть спрос. Сегодня Россия, Украина и страны Восточной Европы, которые тоже подписали Киотский протокол, готовы предложить на продажу квот вчетверо больше, чем нуждающиеся могут купить. Это и понятно. После распада Советского Союза Россия и Украина еще не восстановили свое промышленное производство в прежних объемах. В странах бывшего социалистического лагеря дела тоже складываются по-разному – где лучше, где хуже. Но они, вместе с Литвой, Латвией и Эстонией, уже в Евросоюзе. И понятно, что квоты купят в первую очередь у них, а не у Беларуси.

Этот товар хорошо мог бы пойти в США, Китае, Индии, за счет которых, в основном, и растет сейчас мировая экономика. Но они связывать себя обязательствами по ограничению выброса парниковых газов отнюдь не торопятся. Именно потому, что производство у них растет. Эти страны находят аргументацию своим действиям. Оказывается, повышение температуры воздуха на 0,6 градуса по Цельсию, происшедшее в ХХ веке, не самое большое потепление на Земле. Полтысячелетия назад средняя температура в северном полушарии была еще выше. А небо тогда коптили разве что печные трубы, кузницы да пожары.

Такой вот аргумент. Со счетов его не спишешь. Как и то обстоятельство, что Киотский протокол покушается всего на 8 процентов парниковых газов, выбрасываемых человечеством в космос. Этот проект, естественно, будет остро критиковаться. Особенно теми государствами, которым это выгодно.

Кстати, выгодно и Беларуси. В суровую зиму каждое понижение температуры воздуха на 1 градус оборачивается для страны дополнительным потреблением топлива на 350-500 миллионов долларов. Так что совсем неплохо, если климат будет чуть мягче. Кроме того, отечественная экономика, как известно, тоже ведь собирается расти в ближайшее семилетие на 5-7 процентов ежегодно. Если получится, то в конце этого срока квоты на выброс парниковых газов придется покупать, а не продавать.
Но имидж государства, борющегося за здоровье всей планеты, пожалуй, дороже.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz