Сексуальные обряды, или Белорусы умели и любили заниматься сексом

Белорусы всегда отличались своим спокойствием, «памяркоўнасцю». И действительно, тихий мы народ. Всю свою историю ни на кого не нападали, революций не делали и, вообще, вели себя тише воды, ниже травы. Но подо всем этим спокойствием, как оказывается, скрывалась горячая душа и жаждущее тело. Секс в жизни наших предков занимал достаточно весомую часть. Умели мы работать, отдыхать, заниматься любовью и воспитывать своих детей.

СЕКСУАЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ

Пожалуй, самым известным обрядом сексуального характера считается так называемая «Жанiцьба Цярэшкi», которую, кстати, можно еще встретить в некоторых районах синеокой, к примеру, на Полотчине. Обряд этот очень древний и уходит своими корнями в далекие языческие времена.

Молодежь собиралась на Коляды около двенадцати часов вечера в корчме и устраивала женитьбу понарошку. Сначала все танцевали. За этим занятием подростки разбивались на пары, становились в два ряда друг напротив друга и по очереди подходили к «бацькам», роль которых выполняли более зрелые тинейджеры или взрослые. Парень («дзед») расхваливал свою девушку («бабу») и просил разрешения на женитьбу. «Родители» сначала отказывали, но вскоре, под напором «жениха» и «невесты», соглашались и желали молодым счастья. Потом начиналась игра, суть которой состояла в том, что сначала парень догонял убегающую девушку, а потом, наоборот, девушка парня. О том, что происходило после, можно догадаться из их же слов:

Пастаі, бабулька, у кутку,
А я разганюся ды ўткну...

Или:

Пастаі, дзядулька, у кутку,
а я табе штонікі вытку...

После было застолье. «Женихи» ухаживали за своими «невестами», угощали их колбасами и блинами, не забывая при этом следить за тем, чтобы рюмки их не пустовали. В общем, все как в нормальной семье. Обряд этот вообще был полностью построен на имитации взрослой жизни, подростки таким образом готовились к созданию своей, уже настоящей, семьи. Что, к слову, чаще всего и случалось. По истечении срока, отмеренного природой, у «невесты» рождался ребенок. И тогда в срочном порядке необходимо было спасать честь девушки – ее выдавали замуж за того самого «жениха» понарошку.

Однако не стоит сводить «Жаніцьбу» лишь к сексуальному обряду. С точки зрения мифологии, разделение молодежи на два ряда символизирует распад мира на два исходных компонента. Место обряда тоже выбиралось не случайно. Корчма символизировала пограничный пункт между своим и чужим. В образе «дзеда» выступали предки, Бог, домовой. Обряд начинался ровно в полночь, это точка во времени считалась у наших предков наилучшей для общения с потусторонним миром.

Обряды сексуального характера белорусов не ограничивались лишь «Жанiцьбай». Так, знаменитое со школьной программы по белорусской литературе Купалье, как оказывается, не менее эротически насыщено. Говорят, что на Купалье девушка не имела права отказать. Сам половой акт скрывается под достаточно безобидными выражениями типа «вянок згубiла», «хвартух намачыла» или расплетенной косой:

Ужо на дварэ сонейка ўзыходзіць,
Каралёва дачка з вулачкі прыходзіць.
Яе шаты сцерты, змяты,
Яе косачка растрапана,
Яе вочачкі заплаканы.

Да и Коляды не так невинны, как мы привыкли об этом думать. Этот праздник сопровождался так называемым оживлением козы. Обряд этот символизировал рождение нового миропорядка. Оживление козы было связано с символическим половым актом. Вот как этот пикантный момент донес до наших дней фольклор:

Каб наша козанька
Ды наелaся,
Пад механошу
Павалілася.
Ну-тка, механош,
Дуй казе ў нос.
Надзьмецца жыла,
Будзе каза жыва.

Интересна и еще одна манипуляция с «козой». В фольклорных источниках сохранились упоминания о «папiханнi казы дзедавым кiем»... В сочетании с тем, что Кирилл Туровский к наиболее богомерзким грехам белорусов относил скотоложство, этот момент колядного обряда приобретает совершенно явные черты зоофилии.

МОЛОДЫХ РАЗДЕВАЛИ У ВСЕХ НА ГЛАЗАХ?

С сексуальностью и эротизмом наиболее связан свадебный обряд. Он не столько имел целью формальное соединение двух людей в одну семью, сколько обеспечение молодых счастливой долей, поэтому во время свадьбы молодым желали, в первую очередь, родить здоровых детей. Видимо, именно из-за этого свадебный обряд и был пропитан эротизмом. Наиболее интересным является выпечка свадебного каравая. Раньше на нем размещали фигуры спаривающихся петуха и курицы, гуся и гусыни, кабана и свиньи. Изображались на каравае и изображения половых органов. Сам же каравай, вернее его производство, символизировало зачатие и рождение ребенка. Хлебная дежка ассоциировалась у наших предков с женским лоном, помещение каравая в печь – с половым актом, а сама печь – с детородным женским началом.

Логическое продолжение свадебного ритуала, то бишь первая брачная ночь, тоже сопровождалась эротическими ритуалами.

Чтобы первая брачная ночь прошла без проблем, участники свадебного обряда помогали молодым возбудиться. Помощники вели жениха и невесту в комнату, где раздевали молодых на глазах у всех, укладывали в постель и оставляли их наедине.

Когда жениха и невесту оставляли, застолье не прекращалось. Пока молодые наслаждались друг другом, гости танцевали, пели и шутили. Смех и шутки, вообще, были напрямую связаны с жизнью и пресекали все возможные влияния на молодых со стороны темных сил.

А чтобы сват и сватья не скучали и не чувствовали себя лишними на этом празднике, гости всячески их веселили. Во время «вясельнай бяседы» объектами сексуальных насмешек выступали именно они. Обычно им приписывались всяческие непристойности:

Сват сваньку разуваў,
Андарак разадраў,
Падняў ножку, пазіраў…

ЗАЧЕМ БЕЛОРУСКИ ЕЛИ РЕПУ?

Исследователь темы секса и эротики в традиционной культуре белорусов Владимир ЛОБАЧ считает, что сексуальность была важной частью белоруса и сопровождала его от самого рождения. Так, в некоторых деревнях Витебщины считали, что родившуюся девочку нужно «принимать» в отцовские штаны, тогда юноши непременно будут ее любить, а мальчика – в рубашку матери, для того, чтобы и у него не было никаких проблем на любовном фронте. Пуповину же перерезали на расстоянии трех пальцев, иначе девушка будет распутной, а у юноши достоинство его – недостойным (коротким).

Если у девушки грудь росла слишком быстро, считалось, что она будет падка на мужчин. В общем-то примета эта сбывалась, ведь пышные формы всегда привлекали мужчин, белорусы не исключение.

Если же девушке нечем было похвастаться, на помощь приходила магия. Чтобы вызвать рост груди, советовали есть побольше круглых продуктов: картофель, репу, брюкву, согрев их заранее за пазухой. Если этот способ не действовал, то девушки прикладывали к груди разнополых щенков или котят. Существовало поверие: чем дружнее щенки или котята сосали грудь, тем быстрее девушка обзаведется достойными ее усилий формами.

Интересным способом определяли мы в древности и свою девственность. Так, невинность юноши устанавливалась тем, попадет ли он камнем в цель и сможет ли рубить топором по одному и тому же месту. Девственник все эти операции проводить не мог.

Что касается терминологии, то белорусы не называли первичные половые органы бранными словами, так как это делаем сейчас мы. Белорусы «зашифровывали» их. Так, мужской половой член назывался жилой, иголкой, хлебной лопатой, копьем, саблей, ружьем, елкой, шишкой, огурцом, рыбой, жалом и даже пирогом. Женские половые органы белорусы называли полыми предметами с отверстием: горшок, ведро, бочка, нора, яма, печь и бублик. Сам же половой акт мог называться по-разному. «Собирать, чистить орехи» – это лишать девушку невинности или «поить коня с ведра», где ведро с водой выступает в качестве женского начала, а конь – мужского. Также наши предки ковали, пахали, делали, толкли, засаживали, имели, натягивали, пороли и шили. В свете этого становится абсолютно ясным и прозрачным выражение «Распароўся мех – i на бацьку грэх».

Первая пахота символизировала первую брачную ночь молодых. Так, сельскохозяйственное орудие, например, соха, выступало в роли полового члена мужчины.

ТРАДИЦИИ БЕЛОРУССКОГО СЕКСА

Наиболее распространенной позой у белорусов была классическая, когда мужчина во время полового акта находится на женщине. Однако встречались и другие позы. Любили наши предки позу, когда женщина была сверху:

Сядзіць свацця на елі,
Распусціўшы калені.

Однако этим разнообразие сексуальной жизни наших дедов не ограничивалось. Предки наши вполне нормально относились и к анальному сексу. Упоминания о нем достаточно часто встречаются в фольклорных источниках. Да и орального секса древние белорусы не гнушались:

Люблю, люблю Пеценьку
За сладку конхеціньку:
Як паложыць у раток,
Дак заныіць жываток.

Стоит отметить, что сексуальная жизнь детей не была секретом для их родителей, а часто и воспринималась абсолютно спокойно:

А маці ня спала,
Ды й усё чыста чула.
Мяне не сварыла,
Сама такая была.

В общем, предки наши были вполне нормальными людьми. Не была им чужда сексуальная жизнь. Сексуальность вообще понималась нашими предками как участие в бытии Вселенной. На Витебщине, к примеру, мужчина сеял пшеницу ночью, полностью раздевшись, дабы она уродила. Для этого же, когда садили огурцы, использовали фаллические предметы: полено, кол. Белорусы умело совмещали удовольствие телесное с естественной необходимостью жить в гармонии с природой и космосом.

1
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Василий

жестоко О_О