ГЕНЕТИКИ ИЗМЕНЯЮТ. ВЫ ''ЗА'' ИЛИ ''ПРОТИВ''?

Мы уже давно едим продукты генной инженерии, так и не разобравшись, хорошо это или плохо.
Наука семимильными шагами двигается вперед. Общественное мнение за ней не успевает. Охваченные жаждой новых открытий и применения их на практике, мы зачастую начинаем оценивать свои достижения постфактум. За примерами далеко ходить не надо. Продукты генной инженерии уже вовсю используются в сельском хозяйстве и промышленности, а человечество так и не определилось, добро все-таки или зло несут в себе генетически измененные или модифицированные организмы (ГИО).

В Беларуси все еще сложнее: во-первых, только-только подготовлен проект закона “О безопасности генно-инженерной деятельности”, во-вторых, из-за нехватки информации по этому вопросу говорить о полноценном общественном мнении не приходится, а в-третьих, мы уже давно потребляем эти самые ГИО. На минувшей неделе проблемам генной инженерии был посвящен семинар “Обеспечение прав граждан Республики Беларусь на получение информации и участие в принятии решений в области биобезопасности”. На семинаре Александр Ермишин, руководитель Национального координационного центра биобезопасности, представил свою работу – «Генетически модифицированные организмы: мифы и реальность». Однако обо всем по порядку.

Ну и дела!

Как известно, в ядре каждой клетки в виде хромосом находится ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота), в которой закодирована почти вся необходимая для организма наследственная информация. Ген - это участок ДНК, содержащий конкретную информацию. Упрощенно схему генной инженерии можно представить как монтаж кинопленки, в которой одни кадры (гены) заменяются другими. Результаты и в самом деле потрясающи! Несмотря на то, что трансгенные растения называют “пищей Франкенштейна”, специалисты видят в них единственное спасение от голода. Полученные таким способом растения неуязвимы для вредителей и болезней, жизнеспособнее любых сорняков, могут расти на любых почвах (даже без их предварительной обработки) и при этом быть значительно питательнее и полезнее существующих сортов. Например, оказывается, в помидоры можно “вмонтировать” ген холодноводных рыб. В результате операции томаты оказываются способны выдерживать низкие температуры, они становятся более плодоносными и, соответственно, более дешевыми и выгодными для сельского хозяйства. Сегодня под генетически измененные сорта сельскохозяйственных культур уже занято более 60 млн гектаров пахотных земель.

Протестую!

Однако все не так просто. У идеи использования продуктов генной инженерии в пищу, а также для ее приготовления, уже появилось немало противников. В полном смысле этого слова их оппонентами назвать нельзя, поскольку конкретными аргументами «против» человечество пока не располагает: негативные последствия употребления ГИО еще не успели себя проявить. Критика пока основывается на тезисе «возможный риск» и вполне разумном предположении, что у любого положительного явления есть отрицательная сторона.

Так, по мнению Евгения Широкова, председателя белорусского отделения ОО «Международная академия экологии», ни один ген не был создан учеными, и, соответственно, генная модификация не может быть сферой ответственности человека. Кстати, о неполноте информации о клетке, недостаточной ее изученности говорят практически все противники употребления ГИО.

При этом предполагается, что в результате искусственного добавления чужеродного гена непредвиденно могут образоваться опасные вещества. В худшем случае это могут быть токсические вещества, аллергены или другие вредные для здоровья вещества. И опять же, сведения о такого рода возможностях еще очень неполны.

Экологи со своей стороны тоже не высказывают особого восторга по поводу полученных путем генной модификации новых видов растений и животных. Они считают, что такие «продукты человеческой мысли» оказываются сильнее нормальных видов и в итоге вытеснят их. После чего на планете останутся только монокультуры - всех растений по одному виду.

С другой стороны, выращивание устойчивых к вредителям сортов сельскохозяйственных растений приводит к появлению новых, адаптированных к генетически модифицированным растениям, видов вредителей.

И, наконец, есть мнение, что в любом генетически измененном организме рано или поздно происходит сбой.

Свободу выбора!

Нелегкую проблему с ГИО во многих странах все же попытались как-то решить, а именно: предложить людям самим выбирать, хотят они есть генетически измененные организмы или нет. Самыми щепетильными в этом вопросе оказались европейцы - там уже давно применяется метод маркировки ввозимого сырья. Впрочем, в мире нет ничего совершенного, и сейчас никто не может гарантировать, что его пища абсолютно чиста от ГИО.

Все потому, что различные ингредиенты и добавки (наполнители, стабилизаторы, загустители), в большинстве случаев представляющие собой генетически измененные организмы, - очень популярны при производстве многих других продуктов питания.

Поэтому постановление ЕС, вступившее в силу в апреле 2000 года, предусматривает, что генетически модифицированные ингредиенты могли попасть в продукты питания "случайно" и "непреднамеренно", но при условии, что их количество не превышает 1 процента.

В Беларуси тоже наблюдаются какие-то подвижки в сторону нормативно-правового регулирования этой сферы. Так, проект закона «О безопасности генно-инженерной деятельности» предусматривает трехступенчатую процедуру оценки биобезопасности генно-инженерных организмов. Первая ступень реализуется разработчиком генно-инженерных организмов и заключается в выборе и анализе генного материала (по отношению к возможным неблагоприятным эффектам), создании новых организмов и подготовке досье о безопасности этих организмов. Во время второй ступени ГИО подвергается государственной экспертизе, получает разрешение на высвобождение его в окружающую среду, проходит сначала испытания в ограниченных условиях и потом государственное сортоиспытание. Занимаются этим специализированные государственные органы - Минприроды, Экспертный совет при Минприроды, Комитет по государственному испытанию и охране сортов растений при Минсельхозпроде, а также сам разработчик под контролем Минприроды.

В заключение новые формы регистрируются как кандидаты на занесение в Государственный реестр сортов и древесно-кустарниковых пород, проходят экспертизу безопасности для жизни и здоровья человека.

Что касается ввозимых ГИО, то предполагается, что они прошли аналогичную регистрацию в стране происхождения.

Сказать, что проблема использования ГИО актуальна – значит, ничего не сказать. Опыт показывает, что не все научные открытия, представлявшиеся вполне безвредными на первом этапе, оказывались такими впоследствии. Наверное, лучше лишний раз основательно взвесить все «за» и «против». Ведь когда-то же мы должны научиться на собственных ошибках?!

Оставить комментарий