ГДЕ ПРЯЧЕТСЯ БЕЛОРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА?

Читать в среде образованных людей всегда было модно. Читают белорусы и сейчас, но все больше мировую «попсу» вроде Дэна Брауна с его «Кодом…» и «Ангелами и демонами». А попробуй попроси студента филфака назвать десяток здравствующих белорусских поэтов и прозаиков не глубоко пенсионного возраста, кого он назовет? Для многих, даже молодых, белорусскоязычная литература закончилась где-то на почитаемом Быкове.

После было несколько звучавших имен, связанных с «Таварыствам вольных літаратараў» и «Тутэйшымі», новейших же большинство просто не знает. А они есть. Новейшие, стартовавшие в «Бум-Бам-Лите» или позже, создают, издаются, спорят со старшими товарищами, живут. Какой-то своей, неприметной для масс, жизнью.

Самый, пожалуй, заметный (если уместно вообще это слово) писатель, поэт, художник и устроитель перфомансов (и один из основателей «Бум-Бам-Лита») – Змитер Вишнев. Излагаем его взгляд на современное состояние литературы.

– Змитер, почему сейчас немногие знают о современной белорусской литературе?
– К сожалению, такова горькая правда. Я думаю, тут много причин. Во-первых, надо менять школьную программу. Вот недавно порадовался, купив книгу «Сярэбраныя галасы» (Мн.: Мастацкая літаратура, 2005), куда вошли произведения пятнадцати поэтов начала ХХ века. Всех их объединяет трагическая судьба. Очень жду от Виктора Жибуля книги про авангард начала ХХ века. Ну и потом, когда на белорусском телевидении нет ни одной специализированной программы, посвященной современной литературе, – о чем можно говорить? Хотя с нашей литературой все в порядке. Я даже скажу – нам есть чем гордиться. Например, в прошлом году на фестивале поэзии в Словакии Вальжина Морт заняла первое место. В этом году на тот же фестиваль поехали Ольга Гапеева, Инесса Курьян и Юрась Борисевич. В последнем номере среднеевропейского журнала «Кафка», который выходит на немецком, польском, чешском и словацком, напечатали Вальжину Морт и мои стихи, там же опубликована статья Катерины Нарбутович о белорусской литературе.

У нас очень хорошие литературные традиции. К сожалению, белорусский авангард еще ждет своего подъема из небытия. Что касается конца 90-х – тут пошел серьезный творческий всплеск. Вначале как альтернатива Союзу Белорусских писателей возникло объединение «Тутэйшыя», затем появилось «Таварыства вольных літаратараў», чуть позже – литературное движение «Бум-Бам-Лит». Сейчас я вхожу в группу радикальных художников и литераторов «SCHMERZWERK» (Завод по созданию боли). Меня радует, что в последнее время в литературе появилось много новых имен: Алексей Иванов, Цемрык Велет, Ганна Урбан, Кацярына Шатаво, Кацярына Шкода, Вика Трэнас и другие. Кстати, хороших поэтов у нас всегда было много. А вот прозы, критики как-то маловато – хочется больше.

– Кто из перечисленных печатается, какими тиражами?
– Печататься можно в журналах «Дзеяслоў», «Маладосць», «Arhe», «Паміж», «Тэксты», «Правінцыя», «Полымя», в газетах «Наша Ніва», «Літаратура і Мастацтва». Последние годы белорусский Пэн-цэнтр проводит литературные конкурсы, по результатам которых выходят сборники. Книги молодых регулярно выпускает издательство «Мастацкая літаратура», «Логвінаў». Во всем мире поэзия печатается небольшими тиражами. У нас в Беларуси средний – 500 экземпляров. Это, в общем, неплохо. Наши поэты, кстати, еще могут собирать аудиторию в пятьсот человек. А, например, в Москве на Андрея Вознесенского ходит куда меньше людей.

– Часто слышна версия: информационный взрыв создал конкуренцию поэзии и она проиграла.
– Я не думаю, что информационный взрыв негативно отражается на поэзии. Она самодостаточна. Тут скорее всего надо говорить о двойственности ситуации. С одной стороны, у человека появилось из чего выбирать. С другой – радио, телевидение, интернет тоже пропагандируют литературу в самых разных ее состояниях. Тем не менее времена, когда поэты собирали стадионы, отходят в прошлое. Я думаю, настоящая литература всегда создавалась для интеллектуального читателя.

– Так что, поэзия Высоцкого, «собиравшая стадионы», была рассчитана не на интеллектуалов?
– Нельзя забывать, что Высоцкий жил совершенно в другой эпохе. Люди ждали от него глотков свободы, которые он не боялся раздавать всем. Нынешнее общество не нуждается в такой мере в этом допинге.

– Почему ты не пишешь вещи, которые были бы востребованы массовым читателем?
– А почему ты не хочешь постричься налысо? Мне кажется, это где-то из одной оперы. И все же я, наверное, совру, если скажу, что не пишу для массового читателя потому, что не хочу. Сегодня мне интересно писать так, завтра я буду делать что-то другое. Это индивидуально. Я бы сказал даже: мне так прикольно. Хотя, признаюсь, сейчас занимаюсь романом, где события разворачиваются в современном Берлине в доме художников «Тахелес». Очень надеюсь, что эту книгу переведут на разные языки, и она принесет материальное и душевное удовлетворение. (Смеется)

– А профессиональный литератор? Он есть в Беларуси и как он выживает?
– С профессиональной литературой у нас проблемы. На гонорары прожить очень тяжело. Многим нашим замечательным прозаикам, поэтам приходится заниматься еще чем-то, кроме литературы, что лишает наше общество интересных книг, которые из-за этого не будут ими созданы. Художникам, которые пишут картины, намного легче, их произведения не надо переводить. А литераторы мучаются. Тем не менее и наша литература подпитывается зарубежьем: переводы текстов, стипендии, гранты. В количественном отношении – мизер, но приятно.

Было бы неправильным дать слово только Вишневу. Необходима и точка зрения мэтра. Коим является Глобус. Волна «Тутэйшых» – достойная веха в литературе, и, полагаем, спадар Глобус может охарактеризовать волну «Бум-Бам-Лита».

АДАМ ГЛОБУС:

– Волна? Волна – и культурная, и политическая – поднялась в другое время, которое смыло СССР. А какое событие – политическое или мирового значения – можно сопоставить с этим поколением? О чем мы говорим?

– А нынешние что делают, можно ли это, на Ваш взгляд, назвать литературой?
– Литературой можно, но не волной.
Заложены были какие-то основы, изменилось мировоззрение, изменилась парадигма, и на этом сломе, да, действительно возникли интересные художники, писатели, которые изображали реалии… А тут… Я не вижу, чтобы «Бум-Бам-Литовцы» что-то изменили. А если человек не сделал какого-то открытия в искусстве, то и не о чем говорить. Жестоко, ну а что делать? Дело в том, что и перед нами было абсолютно пустое поколение, с переломанным позвоночником, пресмыкающееся. Поколение тех, кто тоже ничего не сделал, кто все устраивал свою жизнь, все писал для получения премий, званий. Приспосабливались. Правды не сказали.
Так вот, жестоко.

В России появились Сорокины, Еременки. И они изменили мир, и мир изменился. А потом пришли ребята, которые тоже издают книжки, тоже пишут стихи. И они хорошие ребята, но родились не под той звездой. Их поколение проявляется в другом. Они – менеджеры. Они хорошо продают, их хорошо покупают. И звезды их поколения лежат в каких-то других плоскостях, не литературных. Фабрика звезд. А звезд нет.

– На переломе ваше поколение было востребовано. Но сейчас нет перелома, потому они и не так востребованы? Или они менее талантливы?
– Я не могу сказать, что я более талантлив, а они менее… У нас был Толя Сыс, который говорил, что «я самый гениальный, а когда родится поэт мне равный, я помою ему ноги и выпью воду». Но так и не помыл.

А эта кавээновская публичка… (О «Бум-Бам-Лите» – прим. авт.) Вот пошутили, похихикали. Но у литературы, как я понимаю, есть иные задачи: ответить на основной вопрос – зачем мы живем в этом мире? – и нарисовать картину этого изменяющегося или измененного мира. Мне тяжело про этих ребят говорить, потому что у них рассыпается все. От книги к книге не лучше.

Из новых имен меня интересует поколение самых молодых, тех, кому сейчас 18-20. Я ради них и веду свой сайт – www.litara.net. Это поколение, хотелось бы верить, будет значительно лучше. Это Оксана Безлепкина, Вика Трэнас, Вальжына Морт, Анатолий Бащик, другие ребята…

Мы постарались представить разные взгляды на современную белорусскую литературу. Как положено, без комментариев – чтобы было место для конструктивного диалога. Но, пожалуй, один собственный комментарий оставим: современные белорусские литераторы пишут для себя и в большинстве своем считают «массы», потребляющие Пелевина, несколько недалекими. И поэтому, согласитесь, у масс могут быть претензии к современным белорусским литераторам.

ВАЛЕНТИН АКУДОВИЧ

(Из книги «Разбурыць Парыж»: «Если, скажем, в XIX веке или даже в первой четверти ХХ века высококачественный художественный текст играл роль светского догмата, а с книгой вообще и в большей части была связано и религиозная, и интеллектуальная и эмоционально-эстетическая жизнь цивилизованного человека, то в постиндустриальном обществе все изменилось кардинальным образом. Книга потеряла не только свою роль светского собора, но и свое значение деперсонализированной истины. Практически одновременно Бог оставил человека, а Истина – книгу… Литература на глазах маргинализируется, вытесняется со стратегий бытия на его окраину.
… Сегодня литература – это вербально-интеллигибельная игра для интеллектуально подготовленных маргиналов».

ВЛАДИМИР НЕКЛЯЕВ:

– …Молодое поколение, которое называют молодыми волками, живет уже по другим законам… Началось с Дубовца, который выступил с публикациями провокационного характера. У него вся предыдущая литература – совковая. Все совки. Их ни читать не стоит, ни замечать. Мы, мол, начинаем литературу. Мы пришли. Это провокация и дурота. А откуда же тогда вы, хлопцы, взялись?

Они создают тексты иного типа. Они говорят: это европейская литература. И это действительно литературные тексты. Не просто рассказы, как у Шамякина, Мележа. Именно тексты.
Сейчас на писателе нет маски пророка, мессии, нет теперь пророческой миссии. Она навсегда утрачена.


«Тутэйшыя» (пик – 1987-1988 год): Алесь Беляцкий, Сергей Дубовец, Адам Глобус, Анатоль Сыс и др.

«Таварыства вольных літаратараў» (1993-1995 гг.): Славомир Адамович, Игорь Сидорук, Алесь Аркуш, Лявон Вольский, Алесь Турович, Сержук Минскевич и другие.

«Бум-Бам-Лит» – (пик – 1995 год): Змитер Вишнев, Юрась Борисевич, Альгерд Бахаревич, Сержук Минскевич, Илья Син и др…

2
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Па-першае, ТВЛ існуе па сёньняшні дзень. У лістападзе выйдзе чарговы нумар "Калосься". Па-другое, далёка ня поўны ў артыкуле прыведзены сьпіс чальцоў ТВЛ. Прынамсі, не названыя Вінцэсь Мудроў і Юры Гумянюк. Падставовыя і знакавыя чальцы. Без якіх не было б ТВЛ.
Алесь Аркуш

Анонимно

Нигде она не прячется. Отсутствие интереса к белорусской литературе в первую очередь определено нежеланием говорить на белорусском языке и читать на нем. Старая песня.