ДОЧЬ КНЯЗЯ ВИТОВТА

Великий князь Витовт прожил 80 лет. Из них 60 он был женат. Жен у князя сменилось трое. Но от трех жен более чем за полвека семейной жизни оказался у него один ребенок — дочь Софья, которую родила его вторая жена Анна Смоленская. Эта обделенность князя наследником наложила неизгладимую печать и на нашу историю.

В хрониках встречаются упоминания, что от Анны были у Витовта два сына - Иванко и Юрий, но их в малолетстве якобы отравили крестоносцы. Есть даже художественное полотно на этот драматический сюжет, на котором изображен безжалостный тевтон, подносящий двум отрокам чашу с отравой. Объективные исследователи считают, что в основу этой мрачной легенды легла путаница - Иваном и Юрием называли свояков великого князя, которых он действительно оставлял немцам в заложники, но оба остались живы. Да и в наших летописях эта трагедия не отражена, хотя, безусловно, такое событие, как подлое убийство сыновей Витовта, не осталось бы без широкого резонанса.

Софье не пришлось оплакивать смерть родных братьев. Но и в детские, и в зрелые годы судьба уделила ей намного меньше счастья, чем можно было ожидать для дочери великого князя литовского и великой княгини Московской, коей она стала в замужестве.

Княжеская школа

Софья родилась в 1371 году. Замуж вышла двадцати лет. По обычаям того времени поздно: тогда 15-летняя девушка считалась переспелой невестой. Да уж так для нее сложилось, что между обручением и свадьбой минуло пять лет. Ее раннее детство было счастливым. В Литве мирно княжествовали брат Ольгерд и ее дед Кейстут. Витовт и его двоюродный брат Ягайло являли образец вечной дружбы. Она жила то в дедовых Старых Троках, то в отцовском гродненском замке. Бабка Бирута, жена Кейстута, души не чаяла в первой внучке.

Все изменилось со смертью Ольгерда. Борьба Ягайлы за самодержавную власть открыла трагическую страницу и в жизни Великого княжества, и в судьбе Софьи. Десяти лет ей пришлось пережить горькие потери — смерть деда в темнице Кревского замка, где он был задушен по приказу Ягайлы, и смерть бабки, которую челядники Ягайлы утопили в Муховце возле Брестской крепости. Ее отец оказался в той же замковой тюремной каморе, где был убит Кейстут. Она с матерью приезжала к нему в Крево и ходила навещать в каменное подземелье. И знала рискованный план побега отца из темницы. Служанка матери Елена была для нее вроде родной тети. Софья оплакивала ее, когда Ягайловы душегубы убили ее за самотверженную помощь в побеге князя Витовта.

Когда отцу удалось сбежать из замка, начались скитания семьи. Конно, с малым отрядом верных отцу бояр, они умчались под крыло к крыжакам. Софье пришлось наблюдать, как отец просил у крыжаков помощи, и жить с матерью по немецким замкам в роли заложников. Тут Витовт вынужден был креститься в “немецкую веру”, чтобы водить отряды рыцарей–«одноверцев» жечь и рушить поселения на землях Ягайлы. И Софья в двенадцать лет - свидетель тайных разговоров отца с матерью, их планов, их терпения, необходимого, чтобы вернуть власть и себе, и тем людям, которые доверили свои судьбы. В 1384 году Ягайло перед Кревской унией с Польшей тайно предложил Витовту замириться и вернул ему Гродненский, Бресткий и Луцкий уделы. И они бежали от крыжаков, помечая свой путь пожарами сожженных рыцарских замков. Не думалось тогда, что вновь придется просить тут приют. На родине их тоже ожидала трагедия. В 1386 году в Мстиславской битве смолян с войском Ягайлы был убит смоленский князь Святослав Иванович, отец княгини Анны и дед Софьи. Драматическая судьба ждала ее родных дядек Глеба и Юрия.

В Луцке судьба свела ее со своим суженым - княжичем Василием, сыном Дмитрия Донского. Княжич после погрома Москвы Тохтамышем в 1382 году был послан отцом в Орду для спора за великокняжеский стол с тверским князем Михаилом Александровичем. Два года ордынцы удерживали Василия заложником за отцовский долг в 8.000 рублей серебром. С помощью бояр княжичу удалось бежать в Молдавию, а оттуда на Волынь, где наместничал Витовт. Встреча эта для Василия и Софьи окончилась помолвкой. Важно отметить, что Василий и Софья были одногодки, по 15 лет, юные, красивые, из лучших семей - словом, прекрасная пара. Так что при всех политических расчетах вокруг этого брака, Витовт не кривил душой и отдавал свою дочь по любви, что в тот век представляло крайнюю редкость. Заняв польский трон, Ягайло счел лишним выполнять свои обещания Витовту, и это обусловило новую внутреннюю войну. Витовт опять ушел к крыжакам, и вместе с немецкими рыцарями провел ряд походов на Литву, стремясь захватить Вильно. Во время этих походов отца Софья с матерью пребывали в столице Ордена Мариенбурге (Мальборке). Длительная жизнь среди немцев способствовала знанию языков. Мать и дочь научились играть на клавикордах. Так что Софья была по-европейски образована, получила обширный политический опыт и убедилась, что жизнь великого князя и княгини полна опасностей. В междуусобной войне, кроме деда и бабки, многие из ее родных были убиты в боях или стали жертвами заговоров. Когда настал день ее отъезда в Москву, она знала, что родичи в своих битвах за власть жалости не имеют: чужеземного врага ценят выше, потому что его могут выкупить, а из помилованных свояков вырастают самые жестокие мстители.

Муж и дети

В 1389 году скончался князь Дмитрий Донской. Он завещал княжение своему сыну Василию, и законный хан «Русского улуса» Тохтамыш подтвердил права Василия Дмитриевича на великокняжеский стол. Тогда за невестой в орденскую столицу поехало от великого князя посольство. Из Мальборка Софья морем поплыла в Псков, из него обозом добралась в Новгород, где ее встречали от лица жениха его дядя Владимир Андреевич Серпуховский и младший брат Василия князь Андрей. Был на этой встрече и будущий главный враг Софьи - второй сын Дмитрия Донского князь Юрий Дмитриевич. 1 декабря 1390 года санный поезд доставил литовскую княжну в Москву, а после коляд было венчание и свадьба. Софья стала великой княгиней Московской. Ей предстояло прожить тут более 60 лет. Они оказались драматическими, бед и горя довелось пережить немерено.

От отца с матерью попала она в многодетную семью. У Дмитрия Донского и жены его Евдокии было 12 детей. Двое умерли до приезда Софьи, но оставалось еще девять, причем младший сын Константин родился за четыре дня до смерти отца. Евдокии надо было ставить их на ноги. То есть каждому сыну обеспечить хоть какой-то удел, и четырех дочек выдать замуж.

У самой Софьи Витовтовны с Василием Дмитриевичем родилось пять сыновей и четыре дочери. Первой появилась на свет в 1393 году Анна, отданная в 1407 году за византийского цесаревича Иоанна Палеолога (будущего византийского императора Иоанна VIII). Но ей не суждено было стать императрицей, она умерла в 1415 году. Анастасия в этот год вышла замуж за Александра Владимировича Олелько (владевшего в то время Слуцким княжеством), она скончалась в 1470. Василиса и Мария были отданы за русских князей. Но на сыновьях словно лежала печать злого рока. Юрий, рожденный в 1395 году, прожил шесть лет, Иван умер в 1417 на 20-м году жизни, Симеон и Данила не прожили и года. И только Василий, которого Софья родила в 44 года, оказался долгожданным наследником. Смерть каждого ребенка надо было пережить, а о таких потерях всегда скорбит материнское сердце.

По настоянию жены Василий Дмитриевич завещал великокняжеский стол двухлетнему Василию, что нарушало вековые представления о праве наследования. Смерть первого и второго сыновей, позднее появление следующего наследника создали ситуацию, когда борьбу за московское княжение начали другие сыновья Дмитрия Донского, держась старого обычая, который позволял всходить на престол и младшим братьям.

Возможно, так и случилось бы, и Софью с ее мужем вытеснили бы из московского кремля на задворки, не будь отцом Софьи великий князь Витовт. Придя к власти в ВКЛ в 1392 году, он продержал ее до 1430 года. Встречи Софьи с отцом были нечастыми. В 1399 году они встречались в Смоленске. При расставании Витовт благословил Софью иконой Смоленской Богоматери. По преданию, эта икона была написана святым евангелистом Лукой и привезена на Русь в Киев греческой царевной Анной, супругой Владимира Святого, а при Владимире Мономахе была перенесена в Смоленск, где хранилась в городском соборе. Вернувшись в Москву, Софья поставила икону в Благовещенском соборе в Кремле. В Смоленске же дочь и отец встречались еще в 1408 году, когда возникла угроза войны между Витовтом и Москвой. Не без стараний Софьи тесть и зять договорились о вечном мире. Еще они виделись в 1422 году, отцу уже было 72 года, Софье - за 50. На эти встречи Софья брала своих детей. Грустно, надо полагать, было Витовту расставаться с внуками, которые росли без него и в другой державе. Великое княжество тогда простерлось от моря до моря, и с ним все считались. Понимая силу своего тестя, Василий Дмитриевич на смертном одре в 1425 году "поручил" свою жену и десятилетнего наследника Василия опеке князя Витовта.

Продолжение в следующем номере.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о