ЕСЛИ ПЛАТИТЬ, ТО ВСЕМ

Тринадцать лет назад вся экономика недавно умершего Советского Союза, в том числе и белорусская, вдруг вернулась в раннее средневековье. Массовый обмен продовольствия на газ, холодильников – на нефть, удобрений – на сельхозтехнику, словом, шила на мыло, здорово смахивал на торговые операции древних варягов с греками. Когда за кольчугу давали пять мер зерна, а за три локтя ткани – лисью шкуру.

Но у негоциантов на территории бывшего СССР иного выбора не было. Советский рубль рухнул, «зеленых» в кассе не водилось, а каждая республика вчера еще единой страны норовила побыстрее ввести собственные деньги, которые часто не хотели брать даже нищие на церковных папертях. Бартер, взаимозачеты, клиринговые схемы, векселя позволяли предприятиям и бизнесменам хоть как-то смягчить удары инфляции, снизить издержки. Чего греха таить: широко применялись неденежные формы расчетов и для ухода от налогов, а также для получения «отката» или, проще говоря, воровства государственных средств.

Сейчас обменной вольнице в Беларуси приходит конец. Если десять-двенадцать лет назад в натуральной форме осуществлялось примерно четыре из каждых пяти сделок, то в прошлом году лишь седьмая, а в январе-июне нынешнего – и вовсе только восьмая часть оплаченной выручки приходилась на неденежные расчеты. От бартера практически избавилась внешняя торговля. А вот внутри страны его объем в расчетах все еще составляет примерно 6 триллионов рублей.

На уменьшение этой суммы направлен подписанный две недели назад президентский Указ «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь». По сути он окончательно ставит неденежные формы расчетов вне закона. Правда, не все. Среди исключений – расчеты с бюджетом, платежи векселями правительства и Национального банка, оплата услуг по транзиту и транспортировке природного газа ОАО «Газпром».

Именно эти исключения и порождают недоуменные вопросы. Конечно, во всем мире с недоимщиками поступают круто, вынуждая должников рассчитываться с государственной казной даже ценой утраты имущества. Беларусь – не исключение. Но у нас Министерство налогов и сборов превратилось еще и в продавца неходовой продукции. Ибо если бы она была ходовая, то предприятия сами бы торговали ею и недоимок не имели. Сбыт товаров, полученных в качестве налогов, наши мытари производят через пень-колоду. Это тот случай, когда пироги печет сапожник. И Указ такую нелепицу закрепляет. Хотя куда полезнее было бы запустить, наконец, в отечественной экономике цивилизованный механизм банкротства и санации убыточных предприятий. Он позволил бы распутывать долговые узлы наиболее рационально.

Льгота правительству и Нацбанку, которые могут исполнять свои платежные обязательства своими векселями, тоже явно не на пользу хозяйственному климату страны. Как и любые двойные стандарты. Ведь ценные бумаги «БелАЗа», металлургического завода в Жлобине или «Приорбанка» имеют неменьший спрос. Но ими расчет запрещен.

И уж совсем необъяснимо сохранение бартера во взаимоотношениях с «Газпромом». Когда белорусская казна была пуста, поневоле приходилось менять отечественные товары на российское голубое топливо. Сколько «зелени» прилипло при этом к рукам «крутых парней», делавших бизнес на энергетических взаимозачетах, можно только догадываться. Но теперь-то наша страна, слава Богу, платежеспособна. За минувшее полугодие доходы в консолидированном бюджете превысили расходы более чем на триллион рублей. Так зачем же оставлять лазейку для «отката»?

Впрочем, неденежные формы расчетов угасают и без Указа. Снижение уровня инфляции и рост рентабельности многих предприятий действуют эффективнее, чем административный запрет. Да и средневековью в наши дни надолго не зажиться. XXI век все-таки.

Оставить комментарий