НЕТ ДЕЛА ДО СОСЕДЕЙ?

Чаще всего о своих бедах мы всерьез задумываемся, лишь оказавшись застигнутыми ими врасплох, согласно старинной поговорке «Пока гром не грянет». Охаем затем и возмущаемся: «Кто бы мог подумать? Если бы я знал».

Смиряться или роптать на судьбу, подобно библейскому Иову, – право каждого, чья проблема касается только его и на нем замыкается. Но как быть, когда от вашего выбора – терпеть или бороться, – от положительного разрешения возникающих проблем зависит не только ваша личная судьба, но и дальнейшее положение окружающих вас людей, их благополучие?

Когда от исхода вашего дела крепнет вера в торжество справедливости, или очередной раз «утверждается» в своих правах зло и безнаказанность? «Какие у меня права?», «А по какому праву он (они)…?», « Как разобраться, кто здесь прав?», «Так, чье же это все-таки дело?» – на эти и многие подобные вопросы мы будем теперь регулярно разбираться вместе с вами на ваших же примерах в новой рубрике «Право и дело». Для начала – пример из личного опыта.

МОКРОЕ ДЕЛО

«… И с соседями вам повезло. Две девушки – студентки, журналистки, как и вы. Больше никого. Наверху? Никого. Почти… Дедушка. Одинокий. Тихий. Его почти не видно… Ну что – будем оформлять?»
Решив, что дальнейшее любопытство граничит с патологической осторожностью и занудством, я плачу за полгода вперед и становлюсь счастливым квартиросъемщиком. До тех пор пока…
Однажды, поздно придя с работы домой и увидев лужу посреди коридора, побежал все же знакомиться с тихим дедушкой. Заливает!

Представшая взору картина затмила причину прихода. Едва сколоченная из досок и фанеры дверь. Отсутствие ручки и замка. Окна закрыты картоном и тряпками. Вся квартира завалена бумажными тюками и штабелями пустых бутылок. Все: кухня, ванная, балкон, коридор – превращены в склад вторсырья. Ни раковин, ни унитаза, ни мебели. Посреди зала – старый, грязный матрас. На нем в лохмотьях, укрывшись не то шубой, не то шкурой, почивает жутко заросшее волосами, неопределенного возраста существо. Богатырский храп и устойчивый запах навоза с плодово-ягодным вином говорят о полной гармонии объекта с окружающей действительностью. Убедительным подтверждением тому служат голые, без обоев стены, бетонный пол и две серые крысы возле объедков в сковороде. Едва сдерживая тошноту, пытаюсь разбудить чудо-богатыря. Очнувшись и сообразив, наконец, что от него хотят, детина с причитаниями «Простите, люди добрые!» отправляется на четвереньках в ванную перекрывать воду, услужливо окуная в лужу шубу…

Утром бегу в ЖЭС. Равнодушно взирая на мое перекошенное лицо, начальник удивляется: «Чего теперь смотреть, если причина устранена? Квартира захламленная? Не одна она такая…» Вскоре ситуация повторяется, и мое возмущение в ЖЭСе парируют вопросом: «А вы оставляли заявление?» Так, обескураженный, я впервые узнаю, что подавать заявления и жалобы следует, строго зафиксировав их в журнале, предварительно сняв копии, пронумеровав и закрепив печатью секретаря. И только тогда случается долгожданное чудо. Утром «берлогу» посещают молодцы из ЖЭСа и наводят тотальный порядок, вернув на свалку картонно-бумажный хлам. В полученном вскоре официальном ответе читаю: «Ваше письменное обращение №6 рассмотрено. Квартиросъемщику кв.184 выдано предписание на устранение выявленных недостатков и приведение квартиры в надлежащий вид.

В случае невыполнения предписания в указанный срок, материалы будут направлены в административную комиссию исполкома на предмет выселения».
С наступлением холодов сосед заявляет о себе в новом качестве: теперь он председатель ночного дискуссионного клуба любителей алкогольной продукции. Привлечение к разгону «несанкционированного собрания» сил УВД приводит к тому, что «тихий» дедушка, обложенный неподъемными штрафами (а что еще?), вынужден перейти на нелегальное положение.

Мобилизованные пятью заявлениями в компетентные органы и санстанцию силы вскоре предпринимают последний, решительный бой и поочередно извещают меня о полной победе над разрухой в квартире 184. Вздыхаю, веря, наконец, в торжество коллективного разума. Пока…

КОГДА СОСЕД СГОРЕЛ…

Однажды, в начале февраля, глубоко за полночь, слышу хриплые голоса вновь открывшегося дискуссионного клуба соседа сверху. Решая, объявлять ли о закрытии самому или пригласить милицию, задумываюсь и, вдруг услышав крики « Помогите! Пожар!», мгновенно оказываюсь наверху. Вновь превращенная в склад вторсырья квартира пылает, как стог сена. Примчавшиеся вскоре три пожарные машины едва справляются с очагом возгорания на 7-м этаже, заливая водой все нижерасположенные квартиры.

Через два дня пишу последнее заявление в ЖЭС: «… Требую принять эффективные меры по устранению последствий: течь воды, подачу электроэнергии, ликвидацию сквозняков в разрушенном дымоходе, побелку потолка, замену обоев и разбитых стекол. В противном случае, мне придется подать на вас в суд за проявленную халатность к предупреждениям, приведшим к столь ужасным последствиям».

Ущерб возмещен, сгоревший сосед похоронен. Такая вот история.

«Стоп! А как же, – скажет внимательный читатель, – «в случае невыполнения предписания в указанный срок материалы будут направлены в административную комиссию исполкома на предмет выселения»? Разве нельзя было предотвратить трагедию, грозившую всему дому, выселением или…?» У старика был сын, давно приватизировавший квартиру. Сын жил где-то сам по себе, отец «жил» (и сгорел) сам по себе, соседи – сами по себе, ЖЭС – сам по себе, социальная служба – сама по себе…

КОММЕНТАРИЙ

Можно ли было предотвратить трагедию, грозившую всему дому? Оказывается ситуация абсолютна типична! «Вам еще «повезло», – отмечает Алла Тылецкая, пресс-секретарь городского управления МЧС, – поверьте мне, бывает и хуже... У вас все уже позади. А у многих – повторяется годами. Вот только аналогичные примеры: объем мусора достиг потолка и загорелся от лампочки, у другого просел так, что забаррикадировал дверь. Один человек решил, что он птица и превратил квартиру и балкон в подобие гнезда. Бывает, квартира пуста. Жильцы в тюрьме или бегах, а отдать ее нормальным людям нельзя – в ней прописаны дети, временно проживающие в детдоме. Об этом знают бомжи и, периодически проникая в эти квартиры, устраивают там оргии, а затем пожары. И ЖЭСы – бессильны. Хоть выставляй мастера круглосуточным охранником. 75-80% квартир сгорают из-за пьянства. Всего лишь тления подушки хватило для того, чтобы в одной из квартир задохнулись 4 человека, три поколения одной семьи. Средь бела дня. Пьянка. Могли ли жильцы обезопасить себя? Существуют модели автономных пожарных извещателей, позволяющих объединять их в шлейф. Загорится у соседа – услышите и вы. Вот вам залог коллективной безопасности.

В плане действенных мер жильцов дома, прежде всего, необходим инициатор. Дом принадлежит ЖЭСу, и он отвечает за пожарную безопасность. Поэтому – сначала в ЖЭС, зарегистрировать заявление (а у них жесткие сроки исполнения), и параллельно в санстанцию и т.д. Мы всегда берем на заметку неблагополучные квартиры. Соответствующая информация направляется в ОВД, исполкомы, в особо сложных ситуациях – в прокуратуру. Можно даже добиться выселения опасных соседей. Прецеденты есть. Существует и статья № 39 Жилищного Кодекса РБ «Выселение без предоставления гражданам жилого помещения»: «Если наниматель, члены его семьи или другие совместно проживающие с ним лица систематически разрушают или портят жилое помещение, либо используют его не по назначению, либо систематическим нарушением правил пользования жилым помещением делают невозможным для других проживание с ними в одной квартире или в одном доме, а меры предупреждения и общественного воздействия оказались безрезультатными, выселение виновных по требованию наймодателя или других заинтересованных лиц производится в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения. Граждане, подлежащие выселению без предоставления другого жилого помещения, по требованию наймодателя могут быть обязаны судом взамен выселения произвести обмен занимаемого жилого помещения на другое жилое помещение». Но начинать все же следует с заявления в ЖЭС. Если ЖЭС не реагирует, обращаться можно в вышестоящие инстанции, а также в районный отдел по ЧС. В зависимости от должности инспектора государственного пожарного надзора штраф на должностное лицо ЖЭСа может составлять до 20-ти базовых величин.

В следующем выпуске «Право и дело» мы расскажем о «беспределе» вокруг обнаружения за рубежами «синеокой» наших ненаглядных, угнанных «авторабынь» и законном порядке их возвращения.

Со своим мнением о поднимаемых проблемах, а также с предложениями собственных историй для всеобщего обсуждения или оказания правовой помощи обращайтесь по телефону горячей линии редакции – 232-64-05 или звоните мне лично – контактный телефон 8(029)705-25-67

Оставить комментарий