МИХАИЛ ЛЕОНТЬЕВ: Уровень жестокости нашей власти намного ниже необходимого

В конце минувшей недели заместитель генпрокурора России дал понять, что бывшему премьер-министру Михаилу Касьянову лучше в страну не возвращаться. Уголовное дело о покупке за бесценок правительственной резиденции «Сосновка-1» может закончиться арестом бывшего второго лица в государстве.

Ситуация с М.Касьяновым во многом напоминает арест олигарха М.Ходорковского. Тем более что оба неоднократно высказывались против ныне существующего в России режима. М.Ходорковский, как известно, недавно приговорен судом к 9 годам лишения свободы и ожидает новых обвинений. Последует ли за ним М.Касьянов, и каковы истинные причины его преследования? Об этом в интервью «ЭН» рассуждает известный телеведущий Михаил ЛЕОНТЬЕВ.

– Помните замечательную фразу Анатолия Папанова в фильме «Берегись автомобиля»: «Тебя посадят, а ты не воруй»? Все знают, что Михал Михалыч всегда был нечист на руку. Да, он самый квалифицированный премьер за всю историю России, но, к сожалению… Мне немного обидно, что его поймали на такой фигне, хотя дачка совсем нефиговая. При этом заметьте, как М.Касьянов дал маху. Дача в черте Москвы! Не в центре, конечно, но и не на окраине. 11 гектаров со строениями получены по конкурсу, который он организовал, а потом сам «выиграл». Перебор! Если человек делает такие вещи, то он не должен участвовать в публичной политике. «Хапнул» – сиди тихо. Поэтому ничего удивительного не случилось. Но лично мне хотелось бы, чтобы его для начала уничтожили политически. Безусловно, у населения нужно разжигать низменные чувства. Но они же не знают того, что дома на Рублевском шоссе меркнут перед тем, который «хапнул» М.Касьянов. Тут власти слегка «продешевили». И это обидно.

– Если, как Вы говорите, всегда было ясно, что М.Касьянов, мягко говоря, нехороший человек, зачем же его назначали на пост премьера?
– А потому что у нас все премьеры были такие! Воровская страна, воровское государство, мародерская элита. В 1991 году случилась катастрофа, и нормой стали такие, как М.Ходорковский. Ведь все уже поделили и расселись по своим местам. Такие, как В.Путин, стали аномалией. Вторая чеченская война должна была начаться на Ленинском проспекте. На президентских выборах случилась реинкарнация государства. Пришел В.Путин. Это как жизнь после смерти. Но М.Ходорковский, М.Касьянов ничего не поняли, за что и поплатились. Самое грустное, что в политическом истеблишменте осталось полно касьяновцев.

– Многие считают, что его преследуют по политическим мотивам.
– Да нет тут никакой политики! Как и экономики. Есть желание криминального деятеля взять власть в России. Это основание для уголовного дела. Просто наличие такого деятеля – не основание, поскольку, если на каждого такое дело завести, это будет являться массовыми репрессиями. Понимаю, когда брали М.Ходорковского, репрессии были единственным средством немощных госорганов его остановить. Но сейчас, слава Богу, есть другие приемы. Но по сути происходящего у меня возражений нет. Если премьер присвоил дачу, то можно представить, сколько у него крупных дел на совести. Его «турнули», поскольку он был совсем неприемлем. А в том, что он сядет, я был уверен с тех пор, как взяли М.Ходорковского.

– А Вы думаете, его посадят?
– Ну, «посадят» это я выразился фигурально. Думаю, что до этого, к сожалению, не дойдет. М.Касьянов струсит. М.Ходорковский – личность, боец. М.Касьянов – нет. Ему сейчас дали сигнал, и ему этого достаточно, чтобы навсегда покинуть большую политику. Люди такого уровня в тюрьму не садятся, если, конечно, не хотят этого сами.

– Почему возмездие настигает лишь тех, кто был замечен в нелояльности к власти?
– Ни в нелояльности, а в попытке перехвата власти! С помощью украденных денежных ресурсов и ресурсов политических врагов. Надо же, жил человек, никого не трогал, собирался предать Родину за ворованные деньги. Ему не позволили. С чего бы это? Замерли все в изумлении! А все потому, что наша власть гуманная, слабая и прозападная. Она не решается на широкомасштабные репрессии. Но свою минимальную функцию старается выполнять. Уровень ее жестокости намного ниже необходимого.

– Значит ли это, что М.Ходорковский и М.Касьянов представляли серьезную опасность для власти?
– Представляли. И опасность эта была более чем серьезная. Касьянов – человек очень умный, хитрый, спокойный и вряд ли у него, как у Михал Борисыча «поехала крыша». Просто он – заложник. Его действиями в значительной мере распоряжаются другие люди. Это единственное, чем я могу объяснить заявление о намерении баллотироваться в президенты. Уверен, что он не хотел этого делать, поскольку не мог не понимать, как грубо подставляется. Но хозяева, находящиеся за границей, ему просто не оставили выбора.

– Считаете ли Вы российский суд объективным и беспристраст¬ным?
– Разумеется, нет. У нас княжий суд – первичная форма восстановления правосудия. Княжий лучше, чем продажный. А до прихода к власти В.Путина наш суд был продажным. Там, где были задействованы существенные хозяйственные, финансовые, экономические интересы, суды принимали решения за деньги. Теперь продажность заменили административным правом. В чем отличие? Да в том, что власть несет теперь ответственность за судебные решения. Беда в том, что у нас институты государства самоликвидировались. И сейчас они восстанавливаются буквально по миллиметру. В данном случае я могу согласиться с тем, что говорил глава администрации президента Владислав Сурков: мол, что делать с этим судом, если он либо требует денег, либо боится власти? Нельзя же позволить толпе самой чинить расправу.

– Как российская общественность реагирует на такие «громкие дела» и приговоры по ним?
– Что вы понимаете под российской общественностью? Ведь у нас есть категории граждан, считающих общественностью тех, кто ненавидит любую российскую власть. Ненависть к власти – это их профессия. Любое событие, включая дождь, – для них повод выставить счет власти. Сталкиваясь с делами М.Ходорковского, М.Касьянова и т.д., внешне они негодуют, но на самом деле испытывают оргазм от того, что получили пучок хвороста в свой тлеющий костерок. Что касается российского населения, то оно давно поняло, что за публика эти руководители «Юкоса» и бывшие премьеры. Суды над ними – едва ли не самое популярное из того, что может сделать российская власть. И давайте отдадим ей должное, власть не пытается увеличить свою популярность, чрезмерно плодя количество этих дел.

– А Вас не волнует, что такие дела формируют отрицательный имидж России за рубежом?
– Знаете, имидж проститутки формируется несколько другим образом, нежели имидж независимой страны. Ее степень рыночной капитализации не зависит от способности отвергнуть притязания посторонних лиц на ее честь и достоинство, не влияет на цену и качество ее услуг. Так вот, непонятно, какой имидж мы хотим оптимизировать, говоря о стране. Мир готов с радостью или отвращением оправдать любое поведение России, если она сильна и уверена в себе. В истории нашей страны было три периода, когда наш имидж был на высоте. Во времена Екатерины, когда ни одна пушка в Европе не стреляла без ведома Кремля, и времена Сталина, когда после войны вся европейская интеллигенция была просоветской. Но по-настоящему нас любили во времена М.Горбачева. Составной частью этой любви была способность страны развалиться, что, как известно, и произошло. Поэтому не стоит стараться понравиться тем, кто хочет нашей погибели.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о