На руинах «Великой Империи»

Вот уж второй десяток лет на политической карте нет «Союза нерушимого республик свободных» – СССР. Распался «социалистический лагерь», объединявшийся Варшавским договором. Бывшие советские люди, живя в независимых государствах, кто уверенно, кто лихорадочно, ищут свое место в мире. Любопытным представляется изучить пути, выбранные нашими в прошлом согражданами и сравнить их с жизнью в нашей стране и странах Европейского Союза.

НА РУИНАХ «ВЕЛИКОЙ ИМПЕРИИ»
Вот уж второй десяток лет на политической карте нет «Союза нерушимого республик свободных» – СССР. Распался «социалистический лагерь», объединявшийся Варшавским договором. Бывшие советские люди, живя в независимых государствах, кто уверенно, кто лихорадочно, ищут свое место в мире. Любопытным представляется изучить пути, выбранные нашими в прошлом согражданами и сравнить их с жизнью в нашей стране и странах Европейского Союза. С этой целью, начиная с этого номера, редакция «ЭН» начинает публикацию обзоров политической и экономической ситуации в разных странах.
ДВУГЛАВАЯ РОССИЯ

Все годы, прошедшие после распада СССР, наша восточная соседка продолжала оставаться страной противоречий. С одной стороны, она обязана была придерживаться демократических принципов, локомотивом продвижения которых стала в конце 80-х-начале 90-х прошлого столетия. С другой – от вековых традиций «сердца империи» в один день не отказываются. Да и, судя по всему, руководству России не очень-то хотелось это делать. Наиболее очевидной эта «двойственность» стала с приходом к власти Владимира Путина.

По официальной информации, за годы, прошедшие со времен кризиса 1998 г., рост экономики составил 38%, и в настоящее время страна имеет положительное внешнеторговое сальдо в размере 60 миллиардов USD. По данным журнала «Forbes», количество российских миллиардеров достигает 36 человек. Но в это же время 31 миллион российских граждан вынуждены довольствоваться заработками, не превышающими 50 USD в месяц. Некоторые регионы по уровню развития примерно эквивалентны Северной Америке и Западной Европе, другие напоминают скорее бедные страны Южной Азии или Экваториальной Африки. Отражением этой «полярности» в уровне доходов населения стала народная шутка про поезд «Москва – Россия».

В настоящее время 85% российского экспорта составляет сырье или потребительские товары, при этом 60% объемов экспорта приходится на энергоносители. Отсюда опасения, связанные с «нефтяной ловушкой» (возможным падением цен на нефть).

Однако государство надеется, что перечисление «сверхприбылей», полученных за счет энергоносителей, в Стабилизационный фонд позволит обеспечить устойчивый рост во всех секторах. Как заявляют власти, к январю 2006 г. объем Стабилизационного фонда должен превысить 500 миллиардов RYB, даже если нефтяные цены снизятся до 22,5 USD за баррель.

Сегодняшняя Россия представляет собой смесь демократических и авторитарных тенденций. Формально в стране по-прежнему проводятся выборы, и существует гипотетическая возможность замены лидеров. Однако едва ли не все группы, получившие возможность для выхода на политическую арену, находятся под контролем Кремля. Формально в России бурно развивается гражданское общество: число неправительственных организаций достигло 70 тысяч. Но большинство этих объединений имеют культурную, религиозную или благотворительную направленность. А вот организации, занимающиеся правозащитной деятельностью либо просто позволяющие себе «неправильные» заявления с оценкой политического курса страны, ощущают на себе всевозрастающее давление государственных институтов.

Если в конце 90-х еще были сомнения в том, что смена владельцев на центральных телеканалах – это не «споры хозяйствующих субъектов», а наступление на свободу слова, то нынче госмонополия на электронные СМИ очевидна для всех.

Острые дискуссии еще встречаются на страницах газет и в интернет-изданиях. Однако участившиеся суды над газетчиками и заявления отдельных чиновников о необходимости «навести порядок» в виртуальном пространстве свидетельствуют о тревожной тенденции. Зловещий фон существования «российской демократии» создают непрекращающиеся уголовные процессы против ученых, которых объявляют шпионами, демонстрантов, объявляющихся террористами, бегство или посадка олигархов, замеченных в нелояльности государству. Не видно конца войне в Чечне. С пугающим постоянством в крупных городах России совершаются теракты, в результате проведения которых гибнут сотни людей.

Казалось бы, российские реалии просто не могут не вызывать гневных речей со стороны мировых лидеров и обструкций со стороны международных организаций. Но бывшего сотрудника КГБ В.Путина до сих пор радушно принимают главы США, Велико¬британии, Франции, Германии, считая главу российского государства демократом и сторонником рыночных реформ. Кстати, одна из упомянутых реформ – монетизация льгот – в конце прошлого – начале этого года стала причиной выхода на улицу десятков тысяч возмущенных пенсионеров.

Что же касается оценки происходящего российскими гражданами, то, по данным «Левада-центра», за 2004 г. уверенность в будущем укрепилась у 13% опрошенных (в 2003 г. у 20%), ослабла у 26% (21%), не изменилась у 44% (44%). За год в общественном мнении произошло снижение уровня позитивного образа президента. Если год назад более половины (52%) затруднялись указать, чем им не нравится В.Путин, то сейчас это понимают около трети (35%).

ПОСТРЕВОЛЮЦИОННАЯ УКРАИНА

«Мы не предали ни одного лозунга Майдана. Я могу сегодня выйти в любую часть общества – к ветерану, ребенку, к любому – и сказать, что мы работали для вас», – сказал Виктор Ющенко спустя сто дней после вступления в должность главы государства.

Среди никем не оспариваемых успехов лидера недавней «оранжевой революции» прорыв дипломатической блокады, в которой находилась Украина в последние годы президентства Леонида Кучмы. Этому способствовала дюжина зарубежных визитов Виктора Андреевича, в ходе которых он неустанно заявлял о приверженности Украины демократическим ценностям и евроатлантической интеграции. Ожидается, что уже нынешним летом Евросоюз присвоит Украине статус страны с рыночной экономикой. Жаждет Киев и вхождения в НАТО. Однако принимать в свои ряды страну «заводных апельсинов» ЕС пока не торопится. Более того, несмотря на введение временного безвизового въезда для европейцев, ответное снятие визовых барьеров для украинцев Киеву пока «не светит».

Призрачными остаются и перспективы сотрудничества с Россией, недовольной тем, что большинство украинцев в ходе прошлогодних президентских выборов проигнорировало мнение Кремля. Заметим, что хотя В.Ющенко и предложил российскому бизнесу режим всестороннего благоприятствования, переводить свои капиталы из Москвы в Киев российские олигархи не торопятся. Более того, курирующий данное направление советник украинского президента, российский политик Борис Немцов постоянно наталкивается на противодействие со стороны «оранжевых» депутатов Рады.

Впрочем, и катастрофы, которой пугали украинцев в связи с «неправильным» выбором российские политологи, не случилось. Наоборот, вырос курс национальной валюты, гривны, что несколько сдерживает рост цен, особенно на импорт.

Впрочем, это не означает отсутствия серьезных проблем у правительства Юлии Тимошенко. Тот же рост гривны ощутимо бьет по малому бизнесу и валютным сбережениям украинцев. В новом бюджете, окончательно утвержденном в марте, зафиксировано увеличение пенсий на 25%, госзарплаты на 57%, детских пособий в 11 раз. Как следствие, доходы населения за первый квартал года, согласно официальным заявлениям, увеличились на четверть. Однако нынешний бюджет создавался еще до президентских выборов, и его основой, естественно, были политические обещания избирателям.

Рост доходов наименее обеспеченных избирателей, безусловно, обеспечивает новой команде рост поддержки, но само правительство сталкивается с проблемой инфляции. За первый квартал этого года она выросла на 4,4%, а до конца года экономисты предсказывают ее рост на 16%, что значительно больше, чем раньше. Без видимых причин крупы, молоко, масло, мясо, рыба за последние три месяца подорожали в среднем на 5-30 копеек. Цена на свинину выросла на 40%, картофель и капуста подорожали на 70% и 200%, соответственно. Эксперты объяснили это сезонными ценовыми колебаниями и инфляцией.

С января по март рост украинского ВВП снизился до 5,4%. Это по-прежнему выше, чем в соседних России или Польше. Но ровно в два раза ниже показателя за аналогичный период прошлого года.

Открытым остается и вопрос о деприватизации, обещанной некогда гражданам новыми властями. До сих пор неизвестен ни точный список подлежащих деприватизации предприятий, ни сроки, в которые она должна состояться.

В то же время процессы, связанные с пересмотром итогов приватизации и коррупции, являются предметом яростной критики со стороны оппонентов «оранжевых». Все чаще раздаются голоса, что бывшие высокопоставленные чиновники и близкие к ушедшей власти бизнесмены подвергаются преследованию по политическим причинам. В условиях полученной в результате революции свободы СМИ активно обсуждается тема кумовства в новой власти и бизнесе. Даже те, кто еще недавно ратовал за уход режима Л.Кучмы, с сожалением отмечают, что многих чиновников в новой власти связывают родственные узы. Однако упреки в непотизме – мелочь по сравнению с лавиной критики, обрушившейся на правительство в ходе т.н. «бензинового кризиса». Жестче всех в оценках был, пожалуй, издатель журнала «Корреспондент» Джед Санден, отозвавшийся на введение ограничений цен на бензин статьей «Когда оранжевая революция стала красной?» «В ключевом секторе экономики правительство Ющенко возвратило Украину к дням советской административно-командной системы», – констатировал публицист, вынужденный тем не менее признать, что «это еще только начало президентства Ющенко, и у сторонников либерально-экономических принципов нет причин отказываться от своих надежд».

Они и не отказываются. Согласно исследованиям, проведенным Фондом «Демократическая инициатива», В.Ющенко остается самым популярным политиком – его поддерживают около 60% избирателей, а 47% полагают, что их страна движется в правильном направлении.

РАЗОЧАРОВАННАЯ ГРУЗИЯ

В отличие от Украины, «новые» власти Грузии уже достаточно давно «у руля», и можно вести разговор о глубинных результатах их правления.

На первый взгляд в постреволюционной Грузии можно найти массу положительных моментов. Например, появился бездефицитный бюджет, выросли зарплаты, стало спокойней на улицах. Однако утверждать, что изменения сплошь позитивны, затруднительно. Например, наблюдатели отмечают, что за последний год в Грузии резко увеличилась безработица. И хотя правящая партия обещает к концу 2006 года улучшить ситуацию, местные жители верят в это с трудом. Те же, кто пока работает, отмечают ухудшение условий для их деятельности. Например, экологи обращают внимание на тот факт, что до прихода к власти нынешнего президента Михаила Саакашвили все предприятия платили т.н. «экологические налоги». Существовали специальные структуры, контролирующие среди прочего уровень выбросов отходов. Однако в новом Налоговом кодексе подобные налоги не предусматриваются, и получается, что предприятия могут безнаказанно загрязнять окружающую среду. Более того, однажды М.Саакашвили заявил: санитарные проверки на границе никому не нужны. Уже объявлено, что и ветеринарную, и фитосанитарную службу на границе будут упразднять. Причина? Лишний источник для коррупции. В итоге, опасаются экологи, в страну можно будет провозить что угодно. В том числе и радиоактивные отходы.

Многие нарекания вызывает решение президента отменить обязательное лицензирование целого ряда видов деятельности. Дошло до того, что любой желающий может заявить о своем желании проектировать и строить многоэтажные дома! Нужно ли говорить, насколько небезопасной может быть жизнь в таких зданиях?

Борьба с коррупцией привела к сокращениям (примерно на 50%) во всех государственных организациях. Многие уверены, что при назначении новых чиновников меньше всего учитывался профессионализм новых сотрудников. Важнее всего было участие назначаемых в «революции роз» и их лояльность президенту. При этом на ответственные должности не назначаются люди старше 35 лет. Это объясняется желанием новой власти «дать дорогу молодым». Ответы на вопросы вроде «Разве юноша после института лучше знает дело, чем его 45-летний коллега?» мало кто дает. Нет, никто не спорит с тем, что при экс-президенте Грузии Эдуарде Шеварднадзе был сильно раздут аппарат, но, как отмечают оппоненты М.Саакашвили, раздуты они были не так сильно, как почищены. К примеру, 15 тысяч полицейских были отправлены в бессрочный отпуск. Специалисты утверждают, что «ушли» именно те, кто хорошо был знаком с преступным миром и мог с ним эффективно бороться.

В то же время налоговый инспектор имеет право подойти к дому и, оценив его стоимость, поинтересоваться уровнем доходов хозяина. Такие антикоррупционные меры не вызывали бы гнева возмущения у народа, если бы он не был свидетелем избирательности в применении законодательства. Например, долгое время у всех на слуху был арест зятя экс-президента. Как известно, его обвинили в том, что он купил предприятие дешевле, чем оно стоит. Но тот факт, что цену устанавливал не он, позволяет сравнивать этот арест с арестом М.Ходорковского в России. Разница лишь в том, что грузину было позволено доплатить «недостающую» сумму, после чего олигарх вышел на волю. Больше членов семьи Шеварднадзе никто не преследует.

Несмотря на то, что, придя к власти, Саакашвили демонстративно повернул свою страну лицом к Западу, с инвестициями этот самый Запад не торопится. Парадоксально, но пока политики в Москве и Тбилиси продолжают резкие словесные баталии, финансовые вливания в местную экономику в основном осуществляются именно российскими бизнесменами.

При этом о значительном улучшении жизни простых грузин говорить не приходится. Так, у пенсионера до революции было 7 USD пенсии, а стало 14 USD. Доход «подрос», но и цены заметно прибавились. А вот доллар очень подешевел: раньше стоил 2,20 грузинских лари, теперь – 1,80. Это обстоятельство, между тем, губительно влияет на экспорт.

Что же касается требований грузинских властей вывести до 2007 года российские военные базы, то, как отмечает обозреватель «Ленты.ру» Владимир Богомолов, «уход российских военных баз из Батуми и Ахалкалаки грозит выйти Тбилиси боком – желание «приютить» у себя контингент РФ уже изъявил президент Абхазии Сергей Багапш, независимость республики которого Грузия не намерена признавать ни за что. Разместив в Абхазии свои войсковые части, Москва сможет использовать их в этом регионе по своему усмотрению».

Естественно, все перечисленное не может не отражаться на популярности главы государства. Когда М.Саакашвили победил на выборах, его рейтинг был больше 90%. Сейчас по разным опросам колеблется от 25% до 35%, т.е. количество разочаровавшихся стремительно растет.

Впрочем, в ближайшем будущем ожидать второй серии «революции роз» не приходится, хотя многие атрибуты авторитаризма в стране уже присутствуют. (Например, полный контроль над парламентом и СМИ). Причину возникшей у грузин пассивности аналитики объясняют разочарованием от результатов «революции роз» и отсутствием ярких оппозиционных лидеров.

ПРЕДВЫБОРНЫЙ КЫРГЫЗСТАН

В ходе наблюдения за происходящим в Кыргызстане невольно вспомнишь советскую песню о том, что «есть у революции начало, нет у революции конца». Начало нынешней ситуации было положено 23 марта, когда в результате народного бунта оппозиция захватила власть в стране, а прежний президент Аскар Акаев бежал в Россию. В отличие от Грузии и Украины смена политических элит сопровождалась не только захватом госучреждений, но и банальными погромами и мародерством. Не обошлось и без жертв. Комментируя происходящее, выдающийся писатель и посол Кыргызстана в Брюсселе Чингиз Айтматов говорил: «Все само постепенно приближалось к этой взрывоопасной точке. Кыргызстан – самая бедная страна на постсоветском пространстве, а бедность всегда поднимает людей на то, чтобы как-то изменить ход истории. Но главная причина, которая исподволь привела к деградации режима – это коррупция. Лидеры оппозиции лишь попали в струю».

Исполняющим обязанности президента и премьер-министра после успешного захвата власти стал один из лидеров оппозиции Курманбек Бакиев. В ходе переворота оказался на свободе лидер оппозиционной партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов, прославившийся своими антикоррупционными разоблачениями «акаевского клана» и осужденный прежним режимом за «финансовые» преступления. Именно имидж непоколебимого борца с мафией, его популярность в народе давали все основания говорить о том, что в результате президентских выборов, назначенных на 10 июля, Ф.Кулов станет новым главой государства. Однако спустя несколько месяцев после революции Ф.Кулов почему-то заявил, что будет работать на кандидата в президенты К.Бакиева. Большинство наблюдателей считают, что после отказа экс-заключенного от президентских амбиций выборы будут носить формальный характер. Мол, тандем Кулова и Бакиева перевешивает все кандидатуры. (Всего о желании стать главой государства заявили 22 человека.)

Печальный фон надвигающимся выборам создает экономическое положение страны. Так, за последние полгода цены в Кыргызстане подскочили в 1,5 – 2 раза. В результате политической борьбы тысячи крупных и мелких предпринимателей понесли огромные убытки. Международные эксперты утверждают, что и так бедный Кыргызстан откатился в своем развитии на 20 лет. Внешний долг страны составляет 2 млрд USD. Даже Парижский клуб, еще в марте заявлявший о готовности реструктуризировать 60% киргизского долга, после смены власти дезавуировал соответствующее соглашение. Нынешние власти называют эти проблемы временными и обещают после выборов поток западных инвестиций, но этим заявлениям наблюдатели не очень-то верят.

Ситуация усугубляется тем, что, по мнению аналитиков, у бывшей оппозиции нет серьезной программы действий.

Косвенным подтверждением этой версии является и кадровая политика нынешнего и.о. президента. Обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий: «Смотрите, как К.Бакиев организовал свой кабинет. Там и правозащитники, и политики, и представители акаевской власти, и какие-то новые оппозиционеры, и старые оппозиционеры. То есть кабинет не сформирован по какому-то единому жесткому сценарию». Более того, представляется, что новые (и соответственно, будущие) власть предержащие не совсем представляют, на кого им ориентироваться. Еще только придя к власти, К.Бакиев заявил, что не намерен пересматривать отношения Кыргызстана с Россией, призвал Кремль помочь инвестициями. Но с теми же просьбами обращается к Западу. Да и американской военной базе на территории страны, кажется, ничего не грозит.

«Любая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если умеет защищаться» – этот ленинский тезис как никогда актуален для киргизов. Причем оборону «завоеваний революции» каждый представляет по-своему. Так, 27 апреля (уже после свержения А.Акаева) демонстранты захватывают здание Верховного суда, требуя отставки представителей режима А.Акаева. Однако уже утром 17 июня сторонники претендента на пост президента Киргизии Урмата Барыктабасова захватывают здание правительства и ЦИК (новых!) в Бишкеке, требуя зарегистрировать их лидера. Акция была разогнана спецназом, а и.о вице-премьера Данияр Усенов заявил о попытке контрреволюции, финансируемой сторонниками А.Акаева. Так или иначе, но, оценивая настроение киргизского народа, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов замечает: «Огромное количество протестного потенциала оказалось нереализованным. Люди так и не удовлетворили требования, которые вынудили их выйти на площадь».

Оставить комментарий