УСАДЬБА В ДЕРЕВНЕ

На моей памяти село реформировали не раз. С благими, естественно, намерениями. Чтоб как в городе – газ, водопровод, восьмичасовой рабочий день у доярки, асфальт, модные туфельки вместо резиновых сапог… За минувшие полвека средств в реализацию этой идеи вбухано – немерено. Но белорусская деревня по-прежнему с удобствами во дворе, с парой-тройкой скрипучих колодцев. Ну и, само собой, грязь по колено после дождей и в распутицу тоже никуда не исчезла.

Сейчас власти взялись за выполнение новой программы возрождения села, прозванной уже в народе «президентской». Она тоже недешевая. По прикидкам, обойдется аж в 70 триллионов рублей. Не буду касаться всех ее многочисленных аспектов. Это предмет отдельного разговора – большого и сложного. Но ключевое звено реформы затронуть хотел бы. Имеется в виду строительство агрогородков. Где планируется и канализация, и водопровод, и асфальт, и нормированный рабочий день, и туфельки, и все иные блага цивилизации.

Однако лично меня смущает одно весьма немаловажное обстоятельство. Подобную идею уже воплощали в жизнь на нашей земле. Лет сорок назад настойчиво и рьяно развивали центры колхозов и совхозов, а так называемые «неперспективные деревни» подталкивали к естественному концу, ликвидируя в них школы и магазины, фельдшерско-акушерские пункты и бани… Мол, кто хочет жить по-человечески – пожалуйте в «агрогорода». Лихое начинание выгнало из села последнюю молодежь, и, по моему глубокому убеждению, крепко сократило жизнь Советскому Союзу.

Сегодня же из многих нынешних белорусских деревень уже некого выгонять – там доживают век старики да старухи. А еще чаще – старухи без стариков.

Настораживает общность в подходе к решению важнейшей социальной проблемы сорок лет назад и сейчас. Она в негодном принципе: «Мы – построим, а они пусть живут». «Мы» – это государство, а точнее, чиновники. А «они» – естественно, крестьяне.

Уже кое-где, кстати, построили. Помимо благостных картинок счастливой жизни молодых новоселов в новых домах на селе, которыми явно перекармливает зрителя наше телевидение, существуют и иные сюжеты. В моих поездках в белорусскую глубинку они почему-то встречаются чаще. Дома еще по прежнему президентскому указу в каждом хозяйстве исправно строят. Но далеко не во всех из них кто-то живет. На свои глаза видел четыре таких дома в бывшем колхозе «Звезда» Глуского и шесть – в «Победе» Бобруйского районов. И каждый стоит 18 тысяч долларов. Опять-таки, как и положено по указу.

Жить здесь, убежден, никто и не будет. Нет ни сарая, ни погреба, ни подвала. Один курятник. Он же – клеть для торфобрикета. И чистое поле вокруг. Подобное строение, только с газом и водопроводной скважиной, выстроил под Белостоком мой знакомый поляк, промышляющий выращиванием клубники. Там живут только сезонные рабочие, которых он нанимает на уборку ягод.

Боюсь, что подобными будут и многие наши агрогородки, которые уже начинают строить. «Вертикали» приказано – она сделает. Но чиновникам ведь там не жить. И у крестьян на должность не избираться.

Какой выход? На мой взгляд, очень простой. Пусть люди на селе строят для себя сами. С расчетом на собственную жизнь, на собственные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Для этого деньги надо дать не строителям, а им. Естественно, позаботившись о том, чтобы средства пошли не на пропой, а в дело. Уверен, очень многие не в чистое поле полезут создавать агрогорода, а восстановят знакомые с детства отцовские усадьбы. Обжитые. Родные. Понадобится на это никак не 18 тысяч «зеленых», а две-три, ну, пускай, пять.

Тогда в хлеву на каждом таком подворье завздыхает корова, не давая хозяевам долго спать. А чтобы прокормить корову, нужен гектар земли. С которого урожай не получишь без той же буренки. Ведь органики, а проще говоря, навоза от нее хватает именно на гектар пашни…

Словом, пойдет естественная деревенская жизнь. Где все взаимно увязано, тесно переплетено. Из которой невозможно выбросить ни единого звена. И которая вряд ли завяжется в необустроенных коттеджах, а тем более в многоэтажках в чистом поле.

Запустить этот механизм крестьянской жизни есть кому. Одних выпускников сельхозвузов мыкается по городским общежитиям целая армия. Пусть не все, но многие из них деревенский уклад знают и любят. А вернется на село образованная молодежь – появятся там и водопровод, и асфальт, и модные туфельки…

Оставить комментарий