Виктор Кучинский: «Хотим жить как при капитализме, управлять как при социализме, а обустраивать отношения по понятиям»

Петр Миклашевич недавно озвучил цифры по коррупции. За 5 месяцев текущего года выявлено 2.242 преступления данного вида. «Должностных лиц» сажают, а желающих стать ими – неиссякаемая очередь. В народе живо стойкое разумение того, что управленец даже среднего звена – человек «при кормушке». И необязательно ему брать взятки. Власть дает не только зарплаты, она дает иные блага – в перспективе.

О том, что чиновник и «хлебное место» – вещи, связанные напрямую, наш собеседник, депутат Виктор КУЧИНСКИЙ, говорит осторожно:

– Чиновники бывают разными. Вообще чиновник – это государственный служащий от специалиста до министра. Это и представители правоохранительных органов, и должностные лица Комитета госконтроля, прокуратуры, армии, КГБ, судебной системы, системы здравоохранения. Во всей своей массе эти люди не должны оцениваться как коррупционеры. Хотя бы потому, что возможности у каждого различны. Когда речь идет о принятии решений на макроуровне (движении товарных и финансовых потоков, выдачи кредитов, предоставлении льгот или преференций юридическим лицам, освобождении от штрафных санкций) и когда при этом возникают частные интересы, тогда и стоит говорить о коррупции. А шоколадка для врача или приглашение на свадьбу – это не коррупция, это традиции.

Вопрос в том, что и как сделать, чтобы сейчас «зарабатывание» денег в тени стало невыгодным. Я всегда говорил и буду говорить – проблема эта носит правовой характер. Простой пример – закон говорит одно, указ президента – другое, постановление Совета Министров – третье, распоряжение министерства – четвертое. И в этом правовом винегрете находится реальный сектор экономики, состоящий из управленцев госпредприятий, бизнесменов всех уровней, начиная с индивидуальных предпринимателей и заканчивая руководителями крупных концернов. И при этом давит на всех пресс административный, уголовный, налоговый. Ведь сейчас любому руководителю предприятия, независимо от формы собственности, можно предъявить претензии. Ситуация заставляет их выкручиваться. Без нарушений работать невозможно. Никакие жесткие уголовные дела эту ситуацию не стабилизируют. Посадишь одного, на его место придет другой.

Как можно бороться с коррупцией, когда остаются предпосылки для ее существования? Борьба идет по выборочному принципу – кому-то можно, а кому-то нельзя.

– Или кому-то проще…
– Сегодня стало проще зарабатывать деньги на государственной службе хотя бы потому, что там – стабильные зарплаты и стабильные перспективы. Тогда как любой предприниматель сейчас – как сапер или потенциальный «сиделец». Если взять статистику, посмотреть, какое количество предпринимателей было в начале девяностых и сейчас, можно сделать определенные выводы.

– По Вашим наблюдениям как сократилось количество предпринимателей? Наполовину?
– Я думаю, что да. Сегодня на плаву остается только тот бизнес, который стабильно работает на рынке. Например, та же «Дарида». Единственное негосударственное частное предприятие, которое вышло на международный рынок. Функционируют и те предприятия, которые пользуются определенным протекционизмом со стороны власти. Все поставлено по своим квадратикам, попробуй сделать шаг влево или вправо – тебя тут же начнут давить.

Потому большинство предпринимателей и вывезли капиталы в Россию, Прибалтику, кто-то в Польшу. Остались только те, кому ехать некуда, те, кто стабильно здесь работает.

– Кстати, в Палате представителей недавно рассматривали законопроект, позволяющий отслеживать легализацию доходов. Не кажется ли этот законопроект несвоевременным? Каков вообще смысл этого закона?
– Есть такое понятие, как внеэкономическое принуждение. Я думаю, это часть воздействия на психологию людей. С психологией управления у нас вообще интересные перегибы. Надо, чтобы те, кто имеет в кубышке 20 тысяч долларов, не боялся купить на них квартиру, чтобы те, кто построил какие-то дома, не боялись, что завтра придут и потребуют отчитаться. Хотя бы потому, что эти дома могли быть построены в других странах. Нам нужно легализовать некоторые теневые отношения, нужно дать возможность платить налоги, а не создавать все условия для того, чтобы их не платили.

Представьте простой пример. Ведь из ста проверенных Госконтролем предприятий 98 имели нарушения. Вдуматься только! Хочет ли наш президент, чтобы в государстве было плохо? Нет. Хотят ли члены правительства, депутаты? Нет. Хотят ли 98 из 100 руководителей предприятий нарушать законы? Тоже нет. Каждый хочет сохранить за собой свое кресло, и чтобы все было хорошо. Но не получается.

Определенная часть госсобственности не работает эффективно. А Комитет госконтроля ее проверяет. Может быть, если бы управленцы в конце года получали определенный процент от прибыли, то и не было бы у них соблазна крутиться, выдумывая, как пополнить семейный бюджет. Но это не я должен предлагать, это должны предлагать другие. Да, депутаты принимают законы, но большая часть подзаконных актов проходит мимо нас.

А общество живет по тем законам, которые действуют в государстве. Мы осознанно создаем проблемы для наших предприятий, не преодолеет руководитель – к нему придет ревизор, налоговик или следователь. Нужно моделировать ситуацию, прежде чем принимать управленческие решения. Почему сегодня надо на государственные предприятия накладывать огромные штрафные санкции? Может, надо выяснить сначала, в чем дело, прежде чем положить предприятие на лопатки? Как так получается: я назначил директора и я его вместе с предприятием наказываю?

Сегодня предприятию нужно содержать огромный штат бухгалтеров и юристов, чтобы те отслеживали правовые акты, которые выпускаются ежедневно. Руководителю нужно уметь изворачиваться, и все равно он будет ходить как по минному полю.

Мы имеем все, что мы имеем. Ну кто сегодня из наших министров не хотел бы получать заработную плату, как у министра европейского государства? Какой рабочий не хочет получать зарплату в 3-4 тысячи долларов? Все «за».

Вот и получается, что хотим жить как при капитализме, управлять как при социализме, а обустраивать себя и свои отношения по понятиям.

Нужно беречь людей, способных зарабатывать деньги. Их уничтожать – не выход. За годы советской власти уничтожили класс крестьянства. Теперь земли много, а работать на ней разучились. Очень важно сейчас не искать врагов, а искать тех, кто способен управлять, созидать, работать.

СПРАВКА «ЭН»

Виктор Францевич КУЧИНСКИЙ – депутат Верховного Совета Республики Беларусь XII, XIII созывов. В ходе президентской кампании 1994 г. являлся сторонником А.Лукашенко, после выборов прославился в прессе экстравагантными поступками и высказываниями в защиту чести и достоинства президента. Был помощником главы государства по особым поручениям.

Находясь на этом посту, он, помимо прочего, активно занимался вопросами компенсации потерь, понесенных вкладчиками в результате недобросовестной деятельности различных финансовых «пирамид». Позднее, в 1997 г., возглавил специально созданный департамент по гуманитарной помощи.

Ныне Виктор Кучинский – в третий раз избранный депутат Палаты представителей Народного собрания, один из наиболее активных законодателей, отличающийся четко сформулированной личной позицией.

Оставить комментарий