АНСАМБЛЮ БОРТКЕВИЧА ЗАПРЕТЯТ ВЫСТУПАТЬ В БЕЛАРУСИ?

В прошлом номере «ЭН» был опубликован материал «Атака клонов» по итогам пресс-конференции ансамбля «Песняры» под руководством Леонида Борткевича. В отчете цитировались обвинения и претензии ансамбля «Песняры» Борткевича к белорусскому государственному ансамблю «Песняры». Чтобы не заниматься судом Линча и не пускаться во все тяжкие, резонным было обратиться за реакцией к представителю государственного тезки – Вячеславу ШАРАПОВУ.

– Как могло так произойти, что воплощение белорусской культуры ведет себя крайне некультурно?
– На протяжении 35-летнего существования ансамбля «Песняры» это не первый, но надеюсь, последний скандал. К сожалению, текучесть в «Песнярах» была всегда. Более 50-ти музыкантов работало в этом коллективе в разные годы. Уходили всегда по разным причинам, иногда индивидуально, иногда группами. Не всем из них, но некоторым показалось, что вместе с трудовой книжкой они могут забрать с собой и название «Песняры». Все те люди, которые сейчас хотят называться «Песнярами», когда-то работали в государственном ансамбле «Песняры». Ситуацию можно сравнить по аналогии: если бы инженеры, которые работали на «БелАЗе», решили уволиться и вместе с собой забрали бы идею и начали открывать «БелАЗ» в другом месте. Ситуация по сути аналогичная, но более трудоемкая.

– Кто из нынешнего состава государственных «Песняров» пел при Мулявине?
– Валера Скорожонок и я.

– Некоторые музыканты из состава «Белорусских песняров» тоже когда-то работали в «Песнярах», но к ним, я так понимаю, никаких претензий нет?
– У нас нет, потому что это уже свершившийся факт. Но отношение Владимира Мулявина к ним было известным. Он говорил: «Я не знаю такого коллектива».

Именно Владимир Мулявин сделал так, что коллектив стал государственным. Он сознательно передал контрольный пакет, скажем так, всех возможностей государству для того, чтобы регулировать все отношения внутри коллектива. С какой целью? С той, чтобы это дело сделать относительно вечным. Сегодня ансамбль называется государственным, то есть государство регулирует теми процессами, которые связаны с руководством коллектива – по закону это решает министр культуры. Естественно, кому-то это нравится, кому-то не нравится, но последнее слово за министром, за государством.

– Так кто под чьими афишами на самом деле выступает?
– Я не знаю, под какими афишами выступает Борткевич и другие, но у нас афиши совершенно официальные, мы – государственный коллектив, нам доказывать свою легитимность совершенно незачем. У нас все документы зарегистрированы. Вот это свидетельство (протягивает документ), которое выдано нам еще в 1999 году, было украдено и возвращено нам. Украдено было господином Свечкиным и Борт¬кевичем, на основе этого документа они зарегистрировали такой же патент (показывает документ), который у нас теперь тоже есть. Откуда мы все это получили? От того человека, который все это зарегистрировал, который помог им это сделать. А когда он увидел, что помог людям не совсем добросовестным, то понял, что нужно делать какие-то шаги назад, иначе он может влипнуть в крупные неприятности. Поэтому передал нам эти документы и сегодня мы можем сказать, что сотрудничаем с ним.

– Коллектив Борткевича предоставлял копии регистрации ООО «Песняры» во Всемирной организации интеллектуальной собственности, то есть у них есть право давать концерты. Как Вы к этому относитесь?
– Ради Бога, если они втихаря зарабатывают себе этим какие-то копейки, мы же не будем ездить и вылавливать их, трясти документами и прочее – это совершенно ни к чему. У нас совершенно другая цель – мы работаем со взглядом на будущее. Потому что у каждого поколения белорусов, я в этом глубоко убежден, должны быть свои «Песняры». Мы уйдем, и кто-то должен перенять нашу эстафету. То есть тот, кто постарше, уходит на пенсию, помоложе остаются, и приходят новые – это постоянный непрерывный процесс. «Песняры» должны быть в Беларуси всегда. Не для того Мулявин их создавал, чтобы это было на какие-то 10-15 лет. Он создавал это навечно. По крайней мере, так хотел.

А то, что касается выступления «Песняров» Борткевича, – здесь, естественно, мы отреагировали совершенно правильно. Потому что мы не можем вводить в заблуждение зрителей. Не может быть несколько коллективов с одним и тем же названием.

– Но ведь и ансамбль Борткевича пополняется, набирает новых музыкантов и поет. Поют неплохо.
– Но под фонограмму. Я даю вам гарантию, что живьем они ни одной ноты не споют.

– Пели.
– Живьем?

– Да. А капелла.
– Не знаю, я лично в это не верю. Я прекрасно знаю возможности тех, кто ушел. Поэтому я могу сказать – в Беларуси они не будут выступать никогда, мы этого не позволим.

– Очевидно, что на одной сцене вы не станете выступать из принципа?
– Ну зачем делать ансамбль из 50-ти человек? А устраивать «Музыкальный ринг» нам совершенно ни к чему. Выйти с ними на одну сцену означает признать их легитимность. Память этого человека (смотрит на портрет Мулявина на стене) нам этого не простит. Поэтому этого никогда не будет.

3
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Шарапов говорит: "у каждого поколения белорусов, я в этом глубоко убежден, должны быть свои «Песняры». "
Что за маразм?! А каждому новому поколения англичан тоже положены свои "Битлз"?

Анонимно

"– Кто из нынешнего состава государственных «Песняров» пел при Мулявине?

– Валера Скорожонок и я." - Еще одна ложь Шарапова, который никогда не пел вместе с Мулявиным!

Анонимно

Леонид БОРТКЕВИЧ входит в ,, золотой состав ,, ПЕСНЯРОВ ,,,и он в праве выступать с кем хочет и петь свои золотые ХИТЫ,, , А вот кто такие Шарапов и Сорожонок ,,,и с какого боку они прилепились к известному ансамблю ,,, помурлыкали где то, и права качают, даже название присвоили ,что своё не можете придумать,хорошо на чужой НИВЕ землю топтать ,ДА ,,,у ВАС НИ ЧЕСТИ НИ СОВЕСТИ ,,,