Хранители традиций, или Как живут белорусские староверы

Многие считают, что староверы – это люди с длинными бородами, в лаптях и в «толстовках», которые живут в глухих деревнях подальше от цивилизации. До недавнего времени и я думал так же, пока не встретился с белорусскими староверами. Как оказалось, многие из них ездят на автомобилях, разговаривают по мобильным телефонам и даже имеют свой сайт во всемирной паутине.

Однако несмотря на все это, староверы все же не так открыты для посторонних глаз, как хотелось бы. Вероятно, у них до сих пор живет страх перед миром, оставшийся после многовековых гонений сначала со стороны царского правительства, а потом советских властей. Тем не менее, мне удалось побывать на службе староверов в единственном действующем храме в Беларуси и поговорить с лидером всех староверов нашей страны, председателем Центрального совета Древлеправославной поморской церкви Петром Александровичем ОРЛОВЫМ.

«ТОГДА МЫ ПОНЯЛИ, ЧТО БУДУТ ПРОБЛЕМЫ...»

Храм староверов находится в городе Полоцке, в пятнадцати минутах ходьбы от вокзала. С первого взгляда он ничем не отличается от привычных православных церквей, только восьмиконечный крест, который виден издалека, подсказал мне, что, скорее всего, я на верном пути. Подойдя к храму, я понял, что не ошибся: к ограждению была приделана аккуратная табличка, прочитав которую, я окончательно уверился в своей правоте и открыл массивные деревянные двери. От одного только понимания того, что нахожусь на службе, которую, возможно, вижу раз в жизни, меня охватил трепет.

Служба длилась где-то два часа. И вот, когда храм опустел, Петр Александрович пригласил меня к себе, угостил пасхой и кофе, а за трапезой мы начали беседу.

– Петр Александрович, как долго староверие присутствует на белорусских землях?
– Все началось, когда патриарх Никон впервые потребовал от своих иерархов в 1653 году троеперстия, в 1654 году были изменены многие постулаты, а в 1656 сожгли Павла Коломенского. После этих событий мы поняли, что будут проблемы и с правительством царя Алексея Михайловича, и с патриархом. Первые побеги староверов были на север. Шли к Новгороду, потом в Великие Луки, в Невель и в Речицу. Бежали еще и из Московии через Вятку, Смоленск и Витебск в Полоцк. Здесь остановились и решили: если нас тут будут притеснять, то – за границу. Многие осели на этих землях, и эта оседлость длится уже триста пятьдесят лет.

– Каков портрет классического, если можно так сказать, старовера?
– Это человек шестидесяти лет. Вообще, я могу сказать, что староверы живут долго, моя мама, например, прожила девяносто лет. Приходят в нашу веру и молодые. Есть религиозные семьи, которые традиционно чтут староверие. Жены староверов очень послушные, они обязаны подчиняться мужчине во всем и тянут свой крест так, как ни одна православная женщина не сможет. К тому же у нас не разводятся, это грех.

– Сколько староверов насчитывается в Беларуси?
– Точных цифр у нас нет. По данным Центрального совета Древлеправославной поморской церкви, у нас в Беларуси существует тридцать восемь общин разного характера. Они могут быть зарегистрированы и иметь свой устав, а могут быть и не зарегистрированными. В этих общинах, по самым скромным подсчетам, насчитывается пятьдесят тысяч прихожан, но каждый раз обнаруживается все больше и больше староверов, которые не являются прихожанами, не ходят в храм или молельные дома. Исторически так сложилось, что староверов трудно считать, им приходилось скрывать свою веру. Ведь и при царской России, и после 1917 года к староверам применялись жесткие меры. Даже сейчас есть у нас в Гомеле одна община, которая не хочет регистрироваться: а вдруг все поменяется местами, к власти придет кто-нибудь другой, и начнутся поиски врагов.

Что касается наших соседей, то сейчас в Латвии насчитывается шестьдесят семь общин, в Литве – тридцать пять, в Польше – шесть.

– Как новые люди приходят в староверие?
– Человек приходит в общину, и с ним разговаривает батюшка, именно он решает: крестить человека или нет. Я, например, многим отказывал в крещении, потому что бомж, пьющий человек, женщина легкого поведения не могут быть нашими прихожанами. А им в такой общине просто выгодно, тут и поесть можно, и рубль тебе всегда дадут. Эти люди хотят легкого труда, вера им не нужна. Если ты пьешь, куришь, не соблюдаешь элементарных моральных принципов, то почему я должен тебя крестить?! Я должен наложить тебе эпитимью, заставить бросить пьянство, к семье обратиться, дом свой построить. Хотя если человек приходит в храм, я не могу его выгнать, пускай приходит, если он в чем-то нуждается, мы ему поможем. Но у староверов не принято давать просто так, придется приложить свой труд, чтобы получить что-нибудь.

«Я ПОЛОЖИЛ СЕБЯ НА АЛТАРЬ»

– Как Вы построили этот храм?
– Весь этот храм я построил на голом энтузиазме. В Полоцке никто – ни частные предприниматели, ни прихожане не дали деньги на храм. Да, давали по рублю, но серьезной помощи я не получил ни от кого. Только вот в Новополоцке директор одного завода дал деньги. Я написал двести пятьдесят писем с просьбой о помощи, причем, так как я прагматик, то посылал только тем людям, в которых был уверен. Написал четыре послания к Лукашенко, три – к Филарету, к Солженицыну, но помощи не получил. А сколько было бумажной волокиты! Три года я готовил документы, это было сложно, государственные верха боялись долгостроя, ведь у меня не было денег. Могу сказать, что в отдел архитектуры, например, я за три месяца сходил девяносто с лишним раз. Ходил по два-три раза в день. Можно сказать, что я положил себя на алтарь: заработал артроз, артрит. Но вот, наконец-то, я собрал все документы, все разрешения и начал строить храм. С самого начала у меня было всего лишь двадцать четыре иконы, сейчас у меня... много икон. Книг было двадцать пять, теперь их больше, причем книги я переплетал сам, ведь сегодня переплести книгу стоит около тысячи долларов. В общем, вы сами видите, какой храм у меня вышел.

«Я НЕ ВИЖУ ВРАГА В ЛИЦЕ РУССКОГО ПРАВОСЛАВИЯ»

– Как складываются отношения с другими конфессиями?
– Мы ко всем веротерпимы, у нас нет врагов. Я придерживаюсь такой точки зрения: если Господь допустил, что есть баптисты, иудеи, лютеране, мусульмане, значит это Ему угодно, значит с ними необходимо жить как с соседями. Аналогично и с Русской православной церковью. Хотя они и были нашими самыми злейшими врагами, на сегодняшний день мы к ним относимся сверхлояльно. Это наши братья в полном смысле этого слова, хотя я и не хожу в православные храмы, но поздравления, послания к руководителям РПЦ с большим удовольствием пишу. Мы часто встречаемся. Представители всех конфессий, которые представлены у нас в Полоцке, приходят ко мне, беседуют, спрашивают совета. Вот в этом году мы сообща успешно решили проблему с земельным налогом.

– Может ли случиться так, что через какое-то время вы вернете свои позиции и сможете составить конкуренцию православию?
– Ни в каких возвратах позиций мы не нуждаемся. Нет нужды в чем-то нам идти вперед и тащить за собой Русскую православную церковь, которая триста пятьдесят лет твердо уверена в том, что она стоит на апостольских позициях, на древнем православии, которое принес нам князь Владимир при крещении. А мы, в свою очередь, твердо уверены в том, что они давно отошли от православия. Все их соборы говорят, что надо возлюбить ближнего, то есть наше староверие, мы этого опасаемся. Я чистосердечно признаюсь, что не вижу врага в лице русского православии, но и не буду первый среди старообрядцев, который сказал бы: «Да, я готов отдать все свои общины, чтобы влиться в состав РПЦ».

А теперь я скажу свое собственное мнение, которое нигде не высказывал. Замиряться мы с РПЦ в позициях не собираемся. Пока я жив, этого не произойдет, что будет дальше, посмотрим. Да, как гражданин, как христианин, я хочу, чтобы православие было единым, как это произошло с замирением между РПЦ и православием за рубежом. Определенные тенденции объединения существуют, и православные сейчас повернулись лицом к староверию. После распада СССР вернулся восьмиконечный крест, крест, за который раньше староверов на дыбу отправляли и сжигали, как Коломенского. Испокон веков крест был восьмиконечный, от которого мы не отказались. Вернулось и погружательное крещение. Издревле крещение было именно погружательным, почему православие взяло католическое обрызгивание?! Православие искало свои корни, а их негде было взять, кроме как от времен крещения Руси, и сейчас медленно идет возврат к исконным традициям и обрядам православия.

СПРАВКА «ЭН»

Староверие – это общее название нескольких самостоятельных религиозных движений православных людей, отказавшихся присоединиться к церковной реформе патриарха Никона (1653 г.) и стремящихся сохранить церковные традиции в тех древних формах, которые существовали с момента принятия Русью христианства. Во время молитвы староверы совершают земные поклоны, крестятся не как принято у христиан тремя перстами, собранными в пучок, а двумя, как крестились в старину. Молятся образам, а не иконам. Крестный ход у них происходит в противоположном направлении. Вместо «Иисуса» говорят «Исус». Не курят и не пьют. Мужчины растят бороды и носят скромную неброскую одежду, в церкви это кафтан – у мужчин и самобытный сарафан – у женщин. К тому же, староверы почитают двух святых (Аввакум и Коломенский), которых нет в православии.

11
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Адриан

Странно только, ведь православие пришло на Русь из Греции, а Греки как раз исполняют обряд так, как православные, а не староверы. Крестятся также троеперстьем. Откуда возникли самостийные обряды владимирской Руси, кто исказил их и почему?

АПЕЛЬСИН

А как делать вкусный амлет ? ВКУСТНЫЙ АМЛЕТИЩЕ ?

АНДРЕЙ

Это очень здорово, что староверы дожили до настоящего времени и их не уничтожило наше государство. Особенно приятно, что они своим существованием доказывают, что для русского человека не свойственно пить и курить. Желаю удачи!

ЕВГЕНИЙ

В статье допущена ошибка!!! Как обычно всё время путают староверов и старообрядцев!!! А это совершенно два разных понятия . Старообрядцы это те люди каторые приняли христьянскую религию , а староверы это те люди каторые НЕ приняли христьянство во время крещения Руси а остались верны своей словянской вере как бы их не агитировали попы катороя сеществовала на Руси МНОГИЕ тысячи лет .И напоследок слово поп это аббревиатура она озночает ПРАХ ОТЦЕВ ПРИДАВША т.е. это те люди каторые предали свою словянскую веру и приняли иудейскую религию . Тот кто не понял даю наводку набарите в поисковике Патер Дий Александр и просвещайтесь.

Димитрий

Комментарий на комментарий Андриана от 20 ноя.2007. Под натиском чумы Католицизма,греки предали Православие на Флорентийском соборе 1439 года.Когда это произошло,то Русь была едина,а потому непобедима.Подмяв под себя греков,католики -иезуиты пытались подвести под унию и Русь.Это не удалось,тогда католицизм путём хитросплетений и комбинаций внёс раскол в России путём церковной реформы.Прошло 2 века,и после Греции,пала и Русь.

Анонимно

Да, в этой статье написано про старообрядцев, а не про староверов. Староверы никогда не принимали христианство. И их культура и обычаи берут истоки с тех времён, которые были задолго до крещения Руси.

Ульян

Терминология - вещь субъективная. "Старообрядцы" себя старообрядцами никогда не называли, а называли и называют именно староверами (дело ведь в вере, а не в обрядах!), а РПЦ - "никонианцами". РПЦ же обыкновенно называла староверов раскольниками, а ныне как бы повежливее - "старообрядцами", изображая их этакой странной сектой.
Но и те, и другие (и даже атеисты) называют "дохристианские" верования язычеством.
Ну, а теперь вот язычники откуда-то появились и вдруг выяснилось, что это они - "староверы"...

Михаил

Явная путаница с названиями. Как можно староверов и старообрядцев в один котёл сваливать?
В самом же тексте интервью человек отвечает следующее :-"...не буду первый среди СТАРООБРЯДЦЕВ, который сказал бы..."
Статья о СТАРООБРЯДЧЕСКОЙ традиции. Староверы же и вовсе живут в ладу с Миром и на иконы не молятся (вроде бы так и Исус говаривал?!)

Павал

Абрад - гэта толькі форма выканання літургіі і малітваў, прыдуманая людзьмі. Госпад пакінуў нам сутнасць веры і толькі аб захаванні яе чысціні трэба дбаць. А будзеце вы рабіць знак крыжа двума, трыма, ці пяццю пальцамі - гэта для Бога зусім не істотна. І спрэчкі аб гэтым проста смешныя, хто ведае Біблію і гісторыю хрысціянства, той ведае, што гэта так. Першыя хрысціяне зусім рабілі ламанне хлеба па юдэйскай традыцыі - вось такая была літургія. І што яны не былі збаўленыя? Госпад даў чалавеку запавет "Рабіце гэта на ўспамін аба Мне", усё астатняе прыдумалі людзі толькі для таго, каб зрабіць гэты абрад… Подробнее »